Алексей Владимирович Баранов предлагает Вам запомнить сайт «✔ ЮНЕСКО в СНГ (UNESCO - UN)»
Вы хотите запомнить сайт «✔ ЮНЕСКО в СНГ (UNESCO - UN)»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Интегральный Психологический Транскультурный Проект

Блог

Позитивный настрой опасен для вашего здоровья

Позитивный настрой опасен для вашего здоровья

Наконец-то наука всерьёз взялась за оптимистов и сторонников позитивного мышления, которые уже два десятилетия отравляют нормальным людям жизнь. В России вышла книга датского психолога Свена Бринкмана «Конец эпохи self-help: Как перестать себя совершенствовать». Эта работа стала ещё одним поводом заявить, что смотреть на жизнь позитивно — мода вчерашнего дня.

Позитив доводит до депрессии

Необходимость постоянно улыбаться и с оптимизмом встречать трудности укоренилась в психологии в конце 1990-х. По факту, «позитивно» к тому времени жила уже значительная часть Северной Америки. Её жители просыпались по утрам, вставали к зеркалу, растягивали лицо в широкой улыбке и твердили себе: «Я всё могу», «Я счастлив», «Я успешен».

Новое тысячелетие американцы встретили при позитивном фашизме. Так психологи называют сторонников теории жизнерадостного взгляда на жизнь и будущее. За считанные годы в стране на 65% выросло потребление антидепрессантов. Вслед за США в число лидеров по продаже психиатрических препаратов вошли и другие страны с американоцентричной культурой: Канада, Австралия.

Всё потому, что установка на позитив фрустрирует человека. Мы не можем всё время улыбаться. При сохранении критических способностей люди всё равно видят диссонанс между реальностью и рисуемой их позитивным мышлением картиной. И это угнетает. Кроме того, позитивная психология требует от человека сильной работы над собственными чувствами: нужно сдерживаться, притворяться, хитрить, что крайне опасно для психического здоровья. Когда же люди всё равно сталкиваются с трудностями или поражениями, их обвиняют в недостаточном позитивном настрое — и к спрятанным эмоциям добавляется комплекс собственной вины.

В своей книге Свен Бринкман ссылается на американского психолога Барбару Хелд, которая утверждает, что для благополучия и даже счастья нужно не улыбаться перед зеркалом, а… ворчать. В своей книге «Хватить улыбаться, начинайте брюзжать» Хелд объясняет, что любители пожаловаться и посетовать на судьбу не просто счастливее, но и успешнее своих неизменно оптимистичных коллег.

На Западе уже известен и изучен феномен депрессии и повышенного суицидального настроения среди посетителей разнообразных тренингов личностного роста. Навязанный, он же выученный оптимизм вреден. А идея о том, что все должны быть лидерами, опасна: у большинства людей нет сильных лидерских качеств. Попадая на подобные тренинги, среднестатистический человек с его проблемами и комплексами вдруг осознаёт себя не соответствующим запросам современного мира. Он пытается быть позитивным, лидерствовать — и при этом видит, что его проблемы не сдвигаются с места.

В США, Западной Европе появилось в психологии целое направление, занимающееся реабилитацией жертв коуч-программ. У нас с этой бедой только столкнулись. Впервые о трагедиях людей, проходящих через позитивные тренинги, заговорили после самоубийства в 2014 году петербургской домохозяйки Оксаны Дмитровской, которая записалась на курсы лидерства по программе «Международного сотрудничества креативного коучинга». Дмитровская рассчитывала, что тренинг сделает её талантливым бизнесменом и она сможет осуществить давнюю мечту — открыть кейтеринговое агентство. Смерть петербурженки вскрыла и другие трагедии. Люди по природе своей редко бывают оптимистами и лидерами. Поэтому для большинства настрой на позитив несёт угрозу здоровью. Это первое.

Вера в лучшее тормозит карьеру

Позитивные тренинги и позитивное лидерство опасно для бизнеса. Бринкман в своей книге пишет о том, что стремление к позитиву в корпоративной культуре приводит к снижению критики и порождает у сотрудников боязнь выступать с предложениями.

Надо сказать, что западный деловой мир вслед за частными лицами уходит от позитивных коучей, которые берутся помочь сделать из работника лидера. Идёт в мире и отказ от тим-билдинга. Потому что в развитых странах успели понять: вынужденный оптимизм наносит бизнесу серьёзный ущерб, ведь сотрудники просто боятся делать замечания, предлагать варианты на случай неудачного развития событий, так как в этом случае их сразу обвинят в неумении быть позитивными.

В России коучи ещё живы, и они обходятся бизнесу дорого. В нашей стране в описаниях вакансий от кандидатов до сих пор часто требуют позитивного настроя, и его же почти все указывают в числе своих положительных черт в резюме. На Западе же всё больше кадровых агентств отказываются с такими соискателями даже разговаривать. Потому что позитив больше не моден.

Сегодня нужно быть трезвым, смотреть на жизнь реалистично и, по возможности, с долей пессимизма.

Пессимисты успешнее в карьере и творчестве. Именно так! Во-первых, они просчитывают все риски. Во-вторых, пессимисты, раздражённые или обозлённые люди, как ни странно, не склонны опираться только на имеющиеся у них знания — они всегда предполагают наличие неизвестной им информации и ищут её. В Университете Южного Уэльса в Австралии учёные доказали, что люди, находящиеся в состоянии счастья или хорошем расположении духа, плохо отличают правду от вымысла, не могут скептически смотреть на проблемы и доверяют любым утверждениям. Не лучшее качество для бизнесмена или учёного. Кроме того, доказано, что состояние гнева или раздражённости с точки зрения креатива более продуктивно, чем оптимизм и бодрость. Счастливый, улыбающийся человек выдаёт меньше оригинальных идей.

Ипохондрики доживают до старости

Пессимисты здоровее и дольше живут, потому что прогнозируют риски. Оптимист не пристёгивает в машине ремень безопасности, не ходит вовремя к врачам и не следит за тем, что он ест. Пессимист же строит свою жизнь с учётом всех возможных сложностей. Примечательно, что с возрастом опасность оптимизма для здоровья возрастает. В 2013 году Американская ассоциация психологов опубликовала статью немецкого учёного Фридера Ланга, который показал, что оптимизм среди пожилых оборачивается высоким риском смерти или получения инвалидности в ближайшие десять лет. Ланг исследовал жизни сорока тысяч пенсионеров и пришёл к выводу, что те из них, кто с оптимизмом смотрел в будущее, на 9,5% чаще сверстников-пессимистов или реалистов становились инвалидами и на 10% чаще сталкивались с угрозами для жизни, такими, как несчастный случай или сердечный приступ.

Оптимизм и навязанная позитивность таят в себе ещё одну опасность: у тех, кто учится подавлять гнев и неудовлетворённость, риски скончаться от сердечной недостаточности в три раза выше, чем у любителей выплеснуть недовольство наружу .

Так что пессимизм продлевает жизнь. А дольше и здоровее всех живут ипохондрики. Вопреки распространённым мифам, век человека сокращают не плохие мысли о болезнях, а отсутствие таких мыслей. Оптимисты реже ходят к врачам, годами не обращают внимания на первые симптомы тяжёлых недугов. В то время как ипохондрики регулярно проходят обследования, следят за приёмом лекарств и обращаются к врачу при любом отклонении в их организме. На несколько ложных тревог ипохондрика приходится одна правильная. Точно такие же приятные бонусы в виде дополнительных шансов на долгую жизнь ждут невротиков. Принято считать, что они рано умирают от стрессов и антидепрессантов. Но оказалось, что невротики живут долго, потому что любят ходить по врачам и многие болезни ловят на ранних этапах.

Нестись вслепую навстречу приключениям

В общем, показному оптимизму и вечному позитиву скоро придёт конец. Человечество нашло в себе силы признаться: жизнерадостные люди удобны лишь для окружающих, ведь они легки в общении и не требуют деликатного подхода. Для самого себя же оптимист опасен. Потому что он меньше живёт, хуже зарабатывает и раньше останавливается на карьерной лестнице.

Заученный оптимизм часто приводит к депрессии, а прирождённый — говорит о возможном низком интеллекте его носителя. Жизнь и наука доказывают нам, что успешнее, дольше и счастливее живут реалисты. Которых в современной культуре принято считать жертвами пессимизма. Виной всему позитивная догма. Тот самый позитивный фашизм, призывающий людей зажмуривать глаза, растягивать рот в улыбке и нестись вслепую навстречу неприятностям. Они считают, что видеть опасность за углом — значит плохо работать над собой. В глазах сторонника позитивной теории реалист — этот тот, кто не может воспитать в себе оптимиста.

Но предугадывать проблемы и готовиться к ним — это нормально. В мире очень мало пессимистов. В основном его населяют оптимисты и реалисты. Просто в последние двадцать лет сторонники безудержного позитива пользовались правом клеймить любого, кто ставил под сомнение неизбежность долгой и счастливой жизни.

Теперь пришла пора выйти на сцену пессимистам и объяснить наконец, что они на самом деле реалисты и просто умеют трезво смотреть в будущее.


Алексей Владимирович Баранов 2 дек 17, 15:32
+3 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

10 ошибок в поведении, из-за которых с вами никто не считается

Сегодня поговорим о том, какие типичные ошибки совершают многие люди, в результате которых с ними обращаются неподобающе. Разберём всё наглядно - в виде иллюстраций:

Надеемся, что данный сравнительный анализ реально поможет Вам в решении хотя бы мелких проблем.


Алексей Владимирович Баранов 2 ноя 17, 00:52
0 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Порядок в мыслях: как сохранить способность фокусироваться в информационную эпоху

Современные технологии постоянно атакуют наш мозг, обрушивая на него небывалые объемы информации. Кто-то верит, что многозадачность возможна, но многие ученые считают, что такой режим общения с окружающим миром совсем не идет нам на пользу. Вопрос в том, как защититься от его побочных эффектов, не превратившись в информационного аскета. Нейробиолог, музыкант и писатель Дэниэл Левитин из Университета Макгилла недавно презентовал свою новую книгу «The Organized Mind: Thinking Straight in the Age of Information Overload» на лекции в Кембриджском университете. И объяснил, почему многозадачность негативно сказывается на нашей продуктивности и как с этим бороться. T&P публикуют основные тезисы его лекции.

Мы действительно живем в эпоху, когда мир оказался перегружен информацией. По оценкам Google, человечество произвело на свет уже около 300 эксабайт информации (это 300 с 18 нулями). Всего лишь 4 года назад количество существующей информации оценивалось в 30 эксабайт. Получается, что за последние несколько лет мы произвели больше информации, чем за всю историю человечества. Каждый день нам приходится обрабатывать в 5 раз больше данных, чем 25–30 лет назад. Это все равно что прочитывать от корки до корки 175 газет в день! Я хочу сказать, что информационная перегрузка — это реальность. Это несоответствие между производимой информацией и нашей способностью ее обработать.

Помимо того, что мы пытаемся справиться с эксабайтами информации в сети, мы перегружены новыми ежедневными задачами. Если 30 лет назад путешествия организовывали турагентства, нужный товар в магазине выдавали продавцы, пробивали его кассиры, а вести переписку деловым людям помогали машинистки, то теперь мы вынуждены делать все сами. Множество профессий попросту исчезло. Мы сами бронируем билеты и отели, сами регистрируемся на рейс, сами выбираем продукты и даже сами их пробиваем на стойках самообслуживания. Более того, счета за коммунальные услуги теперь тоже надо добывать самостоятельно на специальном сайте! Например, в Канаде их просто перестали присылать. То есть мы стали выполнять работу за десятерых и при этом еще пытаемся не отстать от собственной жизни: заботиться о детях, родителях, общаться с друзьями, находить время на работу, хобби и любимые телепередачи. В сумме мы тратим около 5 часов в неделю на задачи, которые раньше выполняли за нас другие люди.

Нам кажется, что мы выполняем несколько дел одновременно, что мы многозадачны, но на самом деле это очень большое заблуждение. Эрл Миллер, нейробиолог из Массачусетского технологического института и один из ведущих экспертов в области внимания, утверждает, что наш мозг вовсе не создан для многозадачности. Когда люди думают, что заняты несколькими делами одновременно, они на самом деле просто очень быстро переключаются с одной задачи на другую. И каждый раз на это уходят определенные ресурсы.

Переключая внимание с одной задачи на другую, мозг сжигает глюкозу, которая также нужна для сохранения концентрации. Из-за постоянного переключения топливо быстро расходуется, и мы чувствуем себя уставшими уже через несколько минут, потому что в прямом смысле исчерпали питательные ресурсы мозга. Это ставит под угрозу качество как умственной, так и физической работы.

Кроме того, частое переключение между задачами вызывает чувство тревоги, повышается уровень гормона кортизола, отвечающего за стресс. Это может привести к агрессивному и импульсивному поведению.

Однако от привычки переключаться между задачами сложно избавиться, поскольку каждая новая задача провоцирует выброс допамина, гормона, отвечающего за «вознаграждение» мозга. Таким образом, человек получает удовольствие от переключения, впадает в зависимость от него.

Еще один аргумент в пользу того, что многозадачность не работает, — недавнее исследование нейробиолога из Стэнфорда Расса Полдрака. Он обнаружил, что запоминание информации в режиме многозадачности приводит к тому, что информация сохраняется в неправильном месте. Если дети учат уроки и одновременно смотрят телевизор, то информация из учебников попадает в полосатое тело, отдел мозга, отвечающий за условные рефлексы, поведение и навыки, но не за хранение фактов и идей. Если отвлекающих факторов нет, информация попадает в гипоталамус, где она структурируется и категоризируется по разным критериям, что облегчает доступ к ней в дальнейшем. Таким образом, люди не способны к многозадачности. Это все самообман. Наш мозг обманываться рад, но на самом деле наша работа становится менее творческой и эффективной.

 

 

«Не хочу ничего решать» — серьезный сигнал от мозга

Ко всему прочему, многозадачность требует от нас постоянного принятия решений. Ответить на сообщение сейчас или потом? Как на него ответить? Как и где сохранить это сообщение? Продолжать ли работать или сделать перерыв? Все это незначительные решения требуют столько же энергии, сколько важные и значимые, поэтому они так же утомляют мозг. Мы тратим кучу сил на мелкие решения, но есть риск, что мы не сможем сделать правильный выбор, когда это будет необходимо. Мы вроде бы понимаем, что для нас важно, а что нет, но в мозге при этом происходят одинаковые процессы. На решение, какого цвета взять ручку, и на решение, заключать ли договор с той или иной компанией, затрачиваются одинаковые ресурсы.

Безусловно, как бы мы ни стремились избежать выполнения нескольких задач одновременно, совсем уйти от этого не получится. Тем не менее существуют действенные способы навести порядок в собственной голове, стать более продуктивным и получать больше удовольствия от жизни.

 

 

Разделите работу на циклы

Что общего у авиадиспетчеров и синхронных переводчиков? Эти профессии очень стрессовые, поскольку требуют постоянного переключения внимания между задачами. Поэтому люди таких профессий работают «циклами» и часто делают небольшие перерывы. На работе нас все больше заваливают письмами, поручениями, звонками. Попробуйте делать 15-минутные перерывы каждый час или два. Можно прогуляться, подышать свежим воздухом. Тогда, вернувшись, вы сможете работать быстрее и эффективнее. Исследования показывают, что переработки снижают эффективность: на работу, требующую 20 минут, уставшие сотрудники тратят час.

 

 

Меняйте режим концентрации

Перерывы тесно связаны с двумя режимами внимания, в которых может работать мозг. Первый — это режим концентрации, так называемый central-executive mode, второй — режим «блуждания» (mind-wandering mode). Последний активизируется при чтении литературы, любовании искусством, прогулках или дневном сне. 15 минут в таком режиме позволяют «перезагрузить» мозг и почувствовать себя свежим и отдохнувшим. Мысли в это время просто бессвязно возникают в голове, вы их не контролируете. Надо заставлять себя периодически переходить в режим «блуждания», отключаться от интернета и электронной почты.

Кроме того, у вас наверняка есть задачи, которые требуют большого количества времени на выполнение, и задачи, которым достаточно выделить несколько минут. Не стоит весь день перескакивать с одного типа задач на другой. Лучше выделить на проверку почты определенное время (например, дважды в день) и прочитывать сразу все поступившие сообщения, а не заходить в почту после каждого уведомления.

 

 

Принимайте важные решения с утра

Был такой эксперимент: людей пригласили в лабораторию поучаствовать в опросе. Но сначала их засыпали вопросами: какого цвета ручку вы хотите? Черную или синюю? Как расположить лист бумаги? Вертикально или горизонтально? Вы хотите кофе? Две ложки сахара или три? С молоком или без? А после этого раздали опросник, где ставились действительно важные философские проблемы. Большинство людей уже не могло с этим справиться, им нужен был перерыв. Они чувствовали себя уставшими после предшествовавшей серии принятия мелких решений. Вывод из этого эксперимента — важные решения нужно принимать в начале дня.

 

 

Создавайте «расширители» мозга

«Расширители» мозга — это все, что переносит информацию из нашей головы в реальный мир: календари, блокноты, списки дел, коробка для ключей в прихожей. Например, если вы слушаете прогноз погоды и диктор объявляет, что завтра будет дождь, то вместо того, чтобы пытаться не забыть взять зонтик, положите его сразу у входной двери. Теперь сама окружающая среда напоминает вам о зонтике. Суть в том, что все эти блоки информации борются за место и ресурсы в нашей голове, сбивая ваши мысли. В итоге вам все сложнее уделять внимание тому, чем вы заняты в настоящий момент.

 

 

Живите «в моменте»

Мне кажется, что неправильно физически находиться в одном месте, а мыслями в другом. Но такое часто случается. На работе мы думаем о том, что нужно еще погулять с собакой, забрать ребенка из сада и позвонить тете. А когда оказываемся дома, вспоминаем обо всех не сделанных за день рабочих делах. Я не призываю всех превратиться в роботов, но, я считаю, это важно — уметь выполнять на работе свои задачи и иметь больше времени на отдых, приключения, общение, искусство. Если находиться мыслями в другом месте, то получаешь гораздо меньше удовольствия от жизни. Когда вы общаетесь с человеком, представляйте, что сейчас это единственный человек на земле, отдавайте ему все свое внимание. Тогда и работа, и отдых начнут приносить больше удовольствия.

 

 

Не переусердствуйте

Важная вещь в погоне за эффективностью — не потратить слишком много времени на упорядочивание своей жизни. Если вам кажется, что вы и так быстро со всем справляетесь, то не стоит тратить время.

 
Елена Щур
9 февраля 2015

Алексей Владимирович Баранов 27 янв 17, 01:18
+1 1
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Габор Мате о глубинных причинах наркомании и о том как с ней бороться

Известный в Канаде и за её пределами доктор Габор Мате (Gabor Maté) работает с людьми, страдающими сильной зависимостью. В этом выступлении он рассказывает о глубинных причинах наркомании и о том, как с ней бороться.

 

В чём зависимость? Часть 1

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ на НАШ youtube канал Эконет.ру, что позволяет смотреть онлайн, скачать с ютуб бесплатно видео об оздоровлении, омоложении человека. Любовь к окружающим и к себе, как чувство высоких вибраций - важный фактор 

 

«Вредные вещества, будь то опиаты или кокаин, или другой вид наркотиков, при употреблении на самом деле действуют как болеутоляющее.

За физическую боль и эмоциональное страдание отвечает одна и та же часть мозга.

Когда люди страдают от эмоционального несоответствия, реагирует тот же участок мозга, что и при ножевом ранении.

Экхарт Толле очень точно сказал, что наркомания начинается с боли и заканчивается болью.

Все пристрастия – это попытки подавить боль.

Когда я работаю с наркозависимыми людьми, первый вопрос, который меня всегда заботит, не о том, откуда взялась привычка, а о том, откуда взялась боль. И оказывается, что это эмоциональная потеря или травма. Каждый наркоман с тяжёлой зависимостью из восточной части этого города пережил травму. На этих улицах нет шансов найти женщину, которая не пережила бы сексуальное насилие.

Любой вид зависимости, будь то пристрастие к сексу или к интернету, или к шопингу, или к работе – это всё попытки избежать страдания.

Гитарист из группы Rolling Stones Кит Ричардс (как известно, страдал глубокой героиновой зависимостью) сказал, что мы «ломаем» себя по-разному, чтобы, по крайней мере, на несколько часов сбежать от присутствия самого себя.

Но почему кто-то может не хотеть быть с самим собой? Из-за своего слишком глубокого горя и слишком сильной боли.

Так что мне безразлично, что они говорят о генетике или о выборе, или о любой другой ерунде. Ответ – всегда боль.

В «Тибетской книге жизни и смерти» есть удивительные строки. Что бы вы ни делали, не пытайтесь уйти от боли, но останьтесь с ней. Потому что любая попытка уйти от боли вызывает ещё больше страданий. Так и происходит с наркозависимыми.

Но вопрос в том – как людям быть со своим горем?

Ответ: только чувствуя сострадание/милосердие другого человека.

Как сказал другой учитель, лишь, когда люди почувствуют сострадание, они смогут увидеть истину. Таким образом, людям с зависимостью необходима сострадательная среда, которая позволит им выжить с болью без необходимости бежать от неё.

Все попытки сбежать, как сказал другой учитель, скорее всего, приводят к ещё большим страданиям, это попытка сбежать от себя.

Поэтому нужно просто остаться с болью, а чтобы быть с ней, нужна поддержка.

Но мы живём в обществе, которое всегда выбирает самые быстрые методы релаксации, немедленное удовлетворение или возможность отвлечься.

Другими словами, мы живём в культуре, которая экономически и психологически не способна оказать поддержку людям.

В результате, этому общество очень трудно иметь дело с наркоманией...

Всё сводится к тому, что в какой-то момент вы должны найти способ быть со своей болью и в итоге сможете понять, что всё это на самом деле означает».

В чём зависимость? Часть 2

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ на НАШ youtube канал Эконет.ру, что позволяет смотреть онлайн, скачать с ютуб бесплатно видео об оздоровлении, омоложении человека. Любовь к окружающим и к себе, как чувство высоких вибраций - важный фактор 

 

«Я пришёл, чтобы поговорить с вами о наркомании, о силе зависимости, а также о склонности к власти.

Как врач, я практикую в Ванкувере, Канада. Я работал людьми, испытывающими очень-очень сильную зависимость. С людьми, которые употребляют героин, кокаин, алкоголь, кристаллический метамфетамин и любой другой известный человеку наркотик. Эти люди страдают.

Если успех врача измеряется продолжительностью жизни его пациентов, то я неудачник. Потому что мои пациенты умирают очень молодыми. Они умирают от ВИЧ, от гепатита С, от инфекций сердечных клапанов, от инфекций головного мозга, от заражения крови. Они умирают от суицида, от передозировки, от насилия, вследствие несчастных случаев.

И если вы посмотрите на них, то вспомните слова великого египетского писателя-романиста Нагиба Махфуза: «Ничто так не фиксирует последствия печальной жизни, как человеческое тело».

Потому что эти люди теряют всё.

Они теряют здоровье, теряют красоту, зубы, богатство, они теряют человеческие отношения и в итоге они часто теряют жизнь.

Но ничто не может удержать их от зависимости. Ничто не может заставить отказаться от неё. Зависимость остаётся сильнее. И тут возникает вопрос: почему?

Один из моих пациентов сказал мне: «Я не боюсь умереть. Я больше боюсь жить».

Вопрос, на который мы должны ответить: почему люди боятся жизни?

Если вы хотите понять зависимость, не нужно рассматривать то, к чему она привела; вам нужно обнаружить, что её вызвало. Другими словами: понять, что человек получает от своей зависимости? Что он получает, чего в противном случае не имел бы?

Наркоманы получают облегчение от боли, ощущение умиротворённости, чувство контроля, чувство спокойствия.... очень временное.

Встаёт вопрос: почему всё перечисленное отсутствует в их жизни, что с ними случилось?

Такие наркотики как героин, морфин, кодеин, кокаин, алкоголь – это всё обезболивающее. Так или иначе, все они унимают боль. И тогда вопрос не «отчего наркомания?», а «отчего боль?».

Я только что закончил читать биографию Кита Ричардса, гитариста группы Rolling Stones. Многие удивятся, но он всё ещё жив, не смотря на то, что длительное время страдал тяжёлой героиновой зависимостью. И в своей биографии музыкант пишет, что в зависимости он искал забвения, это была попытка забыться. Кит сказал: «Мы идём на эти конвульсии, чтобы хоть на несколько часов перестать быть самими собой».

И я очень хорошо понимаю, что за дискомфорт можно испытывать от самого себя, находясь в собственной шкуре. Мне знакомо желание сбежать от собственного разума.

Великий британский психиатр Р. Д. Лэнг говорил, что есть три вещи, которых люди страшатся. Они боятся смерти, других людей и собственного разума.

В течение долгого периода жизни, я хотел отвлечься от собственного разума, потому что боялся оставаться с ним наедине. И как же я отвлекался?

Ну, я никогда не употреблял наркотики, но я отвлекался через работу, полностью в неё погружался. И через покупки. В моём случае это были компакт-диски с классической музыкой.

В этом у меня развилась настоящая зависимость. За одну неделю я потратил 8000 долларов на диски с классической музыкой. Не потому, что я этого хотел, а потому, что я не мог не возвращаться в магазин.

Будучи врачом, я часто принимал роды. А однажды я оставил рожавшую женщину в больнице, чтобы раздобыть ещё классической музыки. Я хотел вернуться вовремя, но как только оказываешься в магазине, ты уже не можешь уйти так быстро. Эти дилеры классической музыки в проходах – настоящее зло: «Эй, приятель, ты уже слушал последний цикл симфоний Моцарта? Ещё нет? Ну...»

Я пропустил рождение того ребёнка. Придя домой, и солгал своей жене об этом.

Как и любой наркоман, я лгал об этом и игнорировал своих детей из-за своей одержимости работой и музыкой.Так что я знаю, каково это бежать от себя.

Моё определение наркомании: это любое поведение, которое даёт вам временное облегчение, временное удовольствие, но в долгосрочной перспективе наносит вред, имеет негативные последствия, и вы не можете от этого отказаться, несмотря на весь негатив.

Исходя из такого определения, вы можете понять, что существует много-много зависимостей.

Да, есть пристрастие к наркотикам, но также есть пристрастие к потребительству, к сексу, к интернету, к шопингу, к еде.

У буддистов есть такое понятие – «голодные духи». Это существа с большими пустыми желудками, маленькими тощими шеями и крошечными ртами, поэтому они никогда не могут получить достаточно, чтобы насытиться, никогда не могут заполнить внутреннюю пустоту.

И мы все в этом обществе – «голодные духи». У всех нас есть такая пустота и многие пытаются заполнить её извне. И наркомания – попытка заполнить эту пустоту с внешней стороны.

Теперь, если вы не против, зададимся вопросом: почему люди испытывают боль?

Не смотрите на их генетику, смотрите на их жизнь. В случае с моими пациентами, у которых была самая высокая зависимость, полностью очевидно, откуда бралась боль.

Потому что они все подверглись насилию. В детстве они подверглись жестокому обращению.

За 12-летний период я работал с сотнями женщин. Все они прошли через сексуальное насилие в детстве. Мужчины также были травмированы – сексуальное насилие, пренебрежение, физическое насилие, заброшенность и эмоциональная боль снова и снова. Вот откуда боль.

И здесь есть ещё кое-что: человеческий мозг.

Мозг человека, как вы уже слышали, развивает взаимодействие с окружающей средой. Это не просто генетическая запрограммированность. Среда, окружающая ребёнка, на самом деле формирует развитие мозга. Теперь я расскажу вам о двух экспериментах с мышами.

Берёте мышонка и кладёте еду в рот. Он её съедает, наслаждается, глотает. Но если вы положите пищу в нескольких дюймах от его носа, он не сдвинется с места, чтобы её съесть. На самом деле он умрёт от голода вместо того, чтобы есть. Почему? Потому что генетически у него нет рецепторов для химического вещества в мозге под называнием дофамин.

Дофамин – это стимул и химическая мотивация. Он вырабатывается, когда нами что-то движет, когда мы рады, возбуждены, энергичны, любопытны, когда мы в поисках пищи или сексуального партнёра. Без дофамина у нас нет мотивации.

Теперь, как вы думаете, что получает наркоман?

Когда он употребляет кокаин, кристаллический метамфетамин или другой наркотик, в его головном мозге наблюдается прилив дофамина. Вопрос в том, что в самом начале произошло с мозгом?

То, что наркотики вызывают привыкание – это миф. Сами по себе наркотики не вызывают зависимость, потому что большинство людей, которые их пробуют, не становятся наркоманами.

Так почему же некоторые люди подвержены наркомании?

Так же у некоторых людей возникает пристрастие к еде, но не у всех; все люди делают покупки, но некоторые от них зависимы; телевизор не у всех вызывает привыкание, но некоторые люди без него не могут.

Поэтому встаёт вопрос: откуда эта восприимчивость?

Вот ещё один небольшой эксперимент с мышами. Если новорожденных мышей отделить от матери, они не будут по ней плакать. К чему бы это привело в дикой природе? Они бы умерли, потому что только мать их защищает, растит, воспитывает.

Но у них не выработались рецепторы, химически соединяющие участки мозга для эндорфинов. Эндорфин – это эндогенный морфин. Это наше собственное природное болеутоляющее. Морфин или эндорфины также позволяют испытать любовь, ощутить привязанность детей к родителям и привязанность родителей к детям. Таким образом, эти маленькие мыши без эндорфинных рецепторов в мозге естественно не зовут свою мать.

Другими словами, пристрастие к наркотикам и, конечно, к героину и морфину вызвано их действием в эндорфинной системе. Вот почему они работают. Вопрос в том, что происходит с людьми, которым нужны эти химические вещества извне?

Если они подвергались насилию в детстве, то эти схемы не развиваются. Когда у вас нет любви и нет взаимосвязи в жизни в очень-очень раннем возрасте, то эти важные участки мозга просто не развиваются должным образом. Они также неправильно развиваются в условиях жестокого обращения. После этого мозг становится восприимчивым к наркотикам.

Но теперь они чувствуют себя нормально. Наступает облегчение боли. Они ощущают любовь. Одна пациентка сказала мне: «Когда я впервые употребила героин, то почувствовала себя, как в тёплых и нежных объятиях. Словно мать обнимает своего ребёнка».

Теперь у меня была такая же пустота, но не до такой степени, как у моих пациентов. Вот что произошло со мной:

Я родился в Будапеште, Венгрия, в 1944 году, в еврейской семье, перед тем как немцы оккупировали Венгрию. Вы знаете, что случилось с еврейским народом в Восточной Европе. Мне было 2 месяца, когда немецкая армия вошла в Будапешт. На следующий день моя мать позвонила педиатру и сказала: «Пожалуйста, придите и осмотрите Габора, он всё время плачет». И педиатр ответил: «Конечно, я приду к нему, но должен вам сказать, все мои еврейские младенцы плачут».

Но почему? Разве дети знали о Гитлере или о геноциде, или о войне?

Нет.

То, что мы считывали, это были стрессы, ужасы и депрессии наших матерей. Это влияло на формирование детского мозга. И, естественно, так я получал сообщение, что мир не хочет меня, потому что если моя мать рядом со мной не радуется, должно быть, я не желанный ребёнок.

Почему позже я стал трудоголиком?

Если они не хотят меня, то, по крайней мере, они будут нуждаться во мне. Я стану важным врач и у них будет во мне потребность. Так я смогу загладить чувство ненужности.

И что это значит?

Это значит, что я всё время работаю. А когда не работаю, тогда покупаю музыку.

Какое сообщение подсознательно получают мои дети? Точно такое же – что они никому не нужны. Вот так мы передаём травмы, передаём страдания, бессознательно, от одного поколения к другому.

Очевидно, существует много способов заполнить эту пустоту, у каждого человека свой способ. Но пустота всегда возвращается к тому, чего мы недополучили, когда были очень малы.

И тогда мы смотрим на наркомана и говорим: «Как ты можешь делать это с собой? Как ты можешь вводить в свой организм это ужасное вещество, которое может тебя убить?» Но посмотрите на то, что мы делаем с Землёй. Мы выбрасываем в атмосферу, в океаны и в окружающую среду всё, что убивает нас и отравляет планету.

Теперь ответьте, какая зависимость сильнее? Зависимость от нефти? От потребительства? Что приносит больший вред?

И всё же мы судим наркоманов, потому что на самом деле видим, что они такие же как мы. Но нам это не нравится, и мы говорим: «Вы отличаетесь от нас, вы хуже, чем мы».

(Аплодисменты)

На самолёте из Сан-Паулу в Рио-де-Жанейро я читал New York Times за 9 июня. Там была статья о Бразилии и о человеке по имени Нисио Гомес, лидере народа гуарани из бассейна Амазонки, которого убили в ноябре прошлого года, наверное, вы о нём слышали.

Гомеса расстреляли, потому что он защищал свой народ от крупных фермеров и компаний, захватывающих и уничтожающих тропические леса, разрушающих среду, которая считается родиной индийцев в Бразилии.

И я могу вам сказать, что это пришло из Канады. Там произошло то же самое. Многие из моих пациентов – индейцы. Коренные жители Канады в значительной степени страдают зависимостью. Они составляют небольшой процент населения. Но они составляют большой процент среди заключённых в тюрьмах, среди наркоманов, среди психически больных и среди людей, совершающих самоубийство. Почему?

Потому что у них отняли родные земли. Потому что их убивали и подвергали насилию из поколения в поколение.

И вот следующий вопрос: вы можете понять страдания коренных народов и можете понять, что мучения толкают их на поиски способа облегчить боль в наркотиках, но что можно сказать о людях, которые это совершают? В чём их зависимость?

Они зависимы от власти. Зависимы от богатства. Зависимы от приобретений. Они хотят стать больше.

Когда я пытался понять пристрастие к власти, я взглянул на некоторых влиятельнейших людей в истории: на Александра Великого, на Наполеона, на Гитлера, на Чингиз Хана, на Сталина. Это очень интересно.

Прежде всего, зачем им так много власти?

Любопытный факт: физически они все были очень небольшими людьми, где-то моего роста или даже ниже. Они были выходцами из других народов, не из местного населения. Сталин был грузином, а не русским; Наполеон был корсиканцем, а не французом; Александр Македонский не был греком и Гитлер был австрийцем, а не немцем.

Таким образом, у них могло быть ощущение неуверенности и неполноценности.

Они нуждались во власти, чтобы почувствовать себя хорошо, чтобы возвеличиться. И чтобы получить эту власть, они были готовы воевать и убивать многих людей, только чтобы поддержать эту власть.

Я не утверждаю, что только небольшие люди могут быть властолюбивыми, но интересно рассмотреть эти примеры, потому что, говоря о власти, о пристрастии к власти, всегда подразумевается пустота, которую вы пытаетесь заполнить извне.

Наполеон даже в изгнании на острове Святой Елены, утратив могущество, говорил: «Я люблю власть, люблю власть». Он не мог представить себя без власти. Не мыслил себя без внешнего могущества.

Очень интересно сравнить его с Буддой или с Иисусом. Если вы почитаете их историю, то найдёте, что обоих искушал Диавол, а один из соблазнов, которые он им предлагал – это власть, земная власть. И они оба отказались.

Почему они сказали «нет»? Оба отказались, потому что у них была внутренняя сила, и не было потребности искать её вовне.

Ещё они отказались, потому что не хотели контролировать людей, а хотели их учить. Они хотели научить людей своим примером, мягкой речью, мудростью, а не с помощью силы. Поэтому отказались от власти.

И ещё очень интересно, что они об этом говорили. Иисус сказал, что власть и реальность находятся не снаружи, но внутри нас. Он говорил: «Царство Божие внутри вас».

И Будда перед своей смертью, когда монахи скорбели и плакали, сказал им: «Не оплакивайте меня, не поклоняйтесь мне. Найдите свет внутри себя, сами станьте светом».

Итак, мы смотрим на этот сложный мир с разрушающейся средой и глобальным потеплением, и опустошением океанов. Давайте не будем надеяться на людей, находящихся у власти, что они изменят положение вещей, потому что люди у власти – мне не хочется об этом говорить, – но очень часто это одни из самых пустых людей в мире и они не собираются изменять что-либо для нас.

Мы должны найти этот свет внутри себя, найти свет в сообществах и в своей собственной мудрости и в собственном творчестве.

Мы не можем ждать от людей, находящихся у власти, что они сделают для нас что-то лучшее, потому что они никогда этого не сделают, пока мы не сделаем.

Они говорят, что в человеческой природе лежит конкуренция, агрессия, эгоизм.

Всё как раз наоборот. Человеческая природа на самом деле в кооперации, человеческая природа в щедрости, в общности единомышленников.

То, что мы видим здесь на этой конференции – людей, обменивающихся информацией, людей, получающих информацию, людей, стремящихся к лучшему миру, – это и есть человеческая природа.

И когда вы обнаружите этот свет внутри, когда вы найдёте свою собственную сущность/природу, тогда мы будем добрее и к себе, и к природе.

Спасибо».опубликовано econet.ru

 


Алексей Владимирович Баранов 27 июл 16, 18:50
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

9 фраз, разрушающих отношения

Психологи советуют досчитать до 10, прежде чем что-то говорить во время ссоры, ведь иногда слова ранят больше, чем поступки.

Поэтому придумано, чем можно заменить фразы, которые мы иногда говорим близким людям сгоряча, не подозревая, как сильно можем их обидеть.




















Источник: http://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/9-fraz-razrushayuschih-otnosheniya-1230060/?vksrc=vksrc1230060 © AdMe.ru


Алексей Владимирович Баранов 13 июн 16, 23:59
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

60 метких цитат подслушанных на Уолл-Стрит

Самые меткие высказывания, подслушанные в лифте самого знаменитого инвестбанка, от людей, которые владеют почти всеми деньгами мира

         
60 метких цитат подслушанных на Уолл-Стрит

На Уолл-Стрит, есть человек, который работая в одном из крупнейших и авторитетнейших инвестиционных банков в мире Goldman Sachs — ведет твиттер аккаунт, где собирает цитаты подслушанные в лифтах офисов Уолл-Стрит. Хотя они порой высокомерные и смешные, однако раскрывают правду жизни.

Итак, вот 60 самых меткие высказывания людей, которые владеют почти всеми деньгами мира:

  1. Научи человека ловить рыбу, и он снова проголосует за того, кто ему пообещает дать эту рыбу.
  2. Если меня уволят — это будет хорошей проверкой моей жены на верность, если же меня повысят — то проверкой меня.
  3. Если у вас хороший метаболизм, голова полна волос и хорошая работы, не женитесь молодым, Подождите 10 лет и делайте выбор.
  4. Статистически, тебе нет смысла волноваться, как выглядит мама твоей первой жены.
  5. Я бы с тобой согласился, но тогда мы оба будем не правы.
  6. Каждый телефонный разговор я начинаю со слов: «Мой телефон почти сел и может отключиться, так что давай по-быстрому».
  7. У соседа трава зеленее, потому что удобрена дерьмом.
  8. Музыка была лучше во времена, когда разрешали петь некрасивым людям.
  9. Новый признак крутизны — встретиться с друзьями и ни разу не заглядывать в телефон.
  10. Тот факт, что есть уродливые проститутки, исчерпывающе показывает суть мужчин и свободного рынка.
  11. У большинства знаменитостей нет даже университетского образования — так какого черта вообще с ними советоваться по какому-либо серьезному вопросу?
  12. Только неандерталец опускается до физического насилия. Я же предпочитаю унижать морально, ломать дух и лишать надежды.
  13. Одна из моих любимых вещей — когда кто-то размещает свою селфи, и никто ее не лайкает.
  14. Когда я слышу «Есть минутка?» — я понимаю, что сейчас я потеряю полчаса, которые никогда не смогу вернуть.
  15. Слушание собеседника на половину состоит из ожидания своей очереди сказать, а на половину из напоминаний себе менять выражение лица каждые 10 секунд.
  16. Будь собой — отличный совет примерно для 5% людей.
  17. Тату это не мое — я же не вешаю наклейки на бампер своего Ламборгини.
  18. Скоро ты поймешь, что тишина — лучший способ послать на хер.
  19. Когда ты травишь свои истории — я думаю только, насколько же короче они могли быть.
  20. Когда мне говорят «Надо нам как-нибудь встретиться», я отвечаю «Конечно, я позвоню тебе». Это ложь в ответ на ложь.
  21. Бедняки едят столько фаст-фуда, что кажется их время стоит безумных денег.
  22. Я просто хочу быть достаточно богатым, чтобы не быть зацикленным на деньгах.
  23. 98% людей комментирующих в сети смерть Манделы, не смогут ответить на простейшие вопросы о его жизни.
  24. Она подруга спросила меня, что я буду делать если у меня будет 10 миллионов баксов. Я ей ответил: «Спрошу, где все мои остальные бабки».
  25. Мне не нужен чехол для Айфона — я что безответственный или нищий?
  26. Прежде чем люди могут высказывать свое мнение по Сирии, они должны сперва показать ее на карте.
  27. Как жаль, что тупость не причиняет боль ее носителю.
  28. Цветы и извинения в разы проще, чем что-то менять в себе.
  29. Карабкаясь на вершину пищевой цепи, мы ведь не были вегетарианцами.
  30. Большинство людей даже в фильме про свою жизнь играли бы роль второго плана.
  31. — Тебя нет в социальных сетях? Как же тебя найдут твои одноклассники? — Пусть наберут мое имя в Гугле.
  32. Если ты можешь быть хорош в одной вещи — будь хорош во лжи. Тогда ты будешь хорош во всем.
  33. Детишкам пора усвоить урок — Санта любит богатых детей больше.
  34. «Он не плохой парень, если узнать его поближе.» — это отличное определение мудака.
  35. Чего ради я должен жениться — это ведь, считай, делать ставку на половину твоего состояния, что ты будешь любить ее вечно.
  36. Если бы составление мнения о человеке по первому впечатлению было Олимпийским видом спорта, меня бы заподозрили в приеме допинга.
  37. Ни одна девушка на самом деле не является настолько счастливой, какой кажется на Фейсбуке, такой сексуальной, какой кажется в Инстаграме и такой остроумной, какой кажется в Твиттере.
  38. Как общество, мы умны как никогда, просто технологии дали право голоса несмышленой массе.
  39. Были времена, когда неугодных ссылали на острова. Теперь приходится покупать остров, чтобы быть от них подальше.
  40. Стрижка — хороший экономический индикатор. В плохие времена люди ходят стричься раз в 8 недель, в хорошие — раз в 6. Я хожу каждые 3 недели.
  41. Нужно сделать так, чтобы функцию «Ответить всем» в почте нужно было заработать.
  42. Самых успешных и самых неуспешных людей объединяет одна черта — они думают, что никогда не ошибаются.
  43. Когда меня спрашивают, как я поживаю, я обычно лгу, что хорошо, хотя на самом деле в разы лучше.
  44. Ожирение и голод — 2 крупнейшие проблемы общества. Это объясняет человеческую натуру.
  45. Дарвин не принимал в расчет такой расклад в мире, при котором умные люди имеют меньше детей, чем тупые.
  46. Я бы посмотрел такое телешоу, в котором подростки описывают свои самые любимые Инстаграмы ветеранам 2 Мировой.
  47. Тот факт, что большинство людей слишком глупы, чтобы узнать, насколько они тупы, является основой, скрепляющей наше общество.
  48. Все кошки — либертарианцы: полностью зависят от других, но при этом убеждены в своей независимости.
  49. Работай упорно, питайся правильно, занимайся физически, не бухай много и покупай лишь то, что можешь позволить. Это же не ядерная физика.
  50. Талант — единственная вещь, стоящая между большинством людей и их мечтами.
  51. Проверка своего телефона, после того, как кто-то рядом достал свой — это зевание нашего поколения.
  52. «Занимайся тем, что любишь» — прекрасный совет, чтобы зарабатывать 1000 $ в месяц.
  53. Не важно, кто ты — лев или газель. В обоих случаях тебе нужно лишь быть быстрее самой медленной газели.
  54. Если ее первым телефоном был Айфон — она слишком молода для тебя, бро.
  55. Некоторые люди заключают, что я застенчивый, тихий или скучный, не понимая, что они мне просто не нравятся.
  56. Одни из лучших моментов в жизни — те, о которых ты никому не можешь рассказать.
  57. Отношения подобны детской доске-качалке. Если одному из двух стало скучно или кто-то слишком жирный — веселья не будет.
  58. Трудно не судить кого-то, если его любимый фильм полное дерьмо.
  59. Для большинства людей свобода ассоциируется с большим куском чьих-то денег.
  60. Деньги не могут купить счастья, но они решают 95% проблем, делающих несчастным.

Перевод Verlaine


Алексей Владимирович Баранов 19 апр 16, 05:00
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Новая Парадигма Развития Общества

Тупик Старых Парадигм:
https://youtu.be/UmvmUYGE3PE
Коротко:
Раньше Общество должно было процветать за счёт:
- репрессий людей с нарушенной системой ценностей (асоциально-криминальные и прочие девиантные способы поведения);
- голодующих, неприспособленных к царящим в капиталистическом обществе Рыночным Отношениям.

Параллели просматриваются в Парадигмах Экономической Теории:
- Марксистской (Политэкономия);
- Монетаризма.

 

В Дальнейшем Общество Будет Процветать из-за:
- Привлечения Психологов для работы с Неугодными;
- Обучения "Неудачников" Психотехнологиям.


Алексей Владимирович Баранов 18 май 16, 09:25
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Почему наше будущее зависит от чтения

Однажды Альберта Эйнштейна спросили, как мы можем сделать наших детей умнее. Его ответ был простым и мудрым: Если вы хотите, чтобы ваши дети были умны, сказал он, читайте им сказки. Если вы хотите, чтобы они были еще умнее, читайте им еще больше сказок.

Шикарная статья писателя Нила Геймана о природе и пользе чтения. Это не просто туманное размышление, а очень понятное и последовательное доказательство, казалось бы, очевидных вещей.

Если у вас есть друзья-математики, которые спрашивают вас, зачем читать художественную литературу, дайте им этот текст. Если у вас есть друзья, которые убеждают вас, что скоро все книги станут электронными, дайте им этот текст. Если вы с теплотой (или наоборот с ужасом) вспоминаете походы в библиотеку, прочитайте этот текст. Если у вас подрастают дети, прочитайте с ними этот текст, а если вы только задумываетесь о том, что и как читать с детьми, тем более прочитайте этот текст.

Людям важно объяснять, на чьей они стороне. Своего рода декларация интересов.

Итак, я собираюсь поговорить с вами о чтении и о том, что чтение художественной литературы и чтение для удовольствия является одной из самых важных вещей в жизни человека.

И я очевидно очень сильно пристрастен, ведь я писатель, автор художественных текстов. Я пишу и для детей, и для взрослых. Уже около 30 лет я зарабатываю себе на жизнь с помощью слов, по большей части создавая вещи и записывая их. Несомненно я заинтересован, чтобы люди читали, чтобы люди читали художественную литературу, чтобы библиотеки и библиотекари существовали и способствовали любви к чтению и существованию мест, где можно читать. Так что я пристрастен как писатель. Но я гораздо больше пристрастен как читатель.

Однажды я был в Нью-Йорке и услышал разговор о строительстве частных тюрем – это стремительно развивающаяся индустрия в Америке. Тюремная индустрия должна планировать свой будущий рост – сколько камер им понадобится? Каково будет количество заключенных через 15 лет? И они обнаружили, что могут предсказать все это очень легко, используя простейший алгоритм, основанный на опросах, какой процент 10 и 11-летних не может читать. И, конечно, не может читать для своего удовольствия.

В этом нет прямой зависимости, нельзя сказать, что в образованном обществе нет преступности. Но взаимосвязь между факторами видна. Я думаю, что самые простые из этих связей происходят из очевидного:
Грамотные люди читают художественную литературу.

У художественной литературы есть два назначения:

  • Во-первых, она открывает вам зависимость от чтения. Жажда узнать, что же случится дальше, желание перевернуть страницу, необходимость продолжать, даже если будет тяжело, потому что кто-то попал в беду, и ты должен узнать, чем это все кончится… в этом настоящий драйв. Это заставляет узнавать новые слова, думать по-другому, продолжать двигаться вперед. Обнаруживать, что чтение само по себе является наслаждением. Единожды осознав это, вы на пути к постоянному чтению.
  • Простейший способ гарантировано вырастить грамотных детей – это научить их читать и показать, что чтение – это приятное развлечение. Самое простое – найдите книги, которые им нравятся, дайте к ним доступ и позвольте их прочесть.
  • Не существует плохих авторов для детей, если дети хотят их читать и ищут их книги, потому что все дети разные. Они находят нужные им истории, и они входят внутрь этих историй. Избитая затасканная идея не избита и затаскана для них. Ведь ребенок открывает ее впервые для себя. Не отвращайте детей от чтения лишь потому, что вам кажется, будто они читают неправильные вещи. Литература, которая вам не нравится, – это путь к книгам, которые могут быть вам по душе. И не у всех одинаковый с вами вкус.
  • И вторая вещь, которую делает художественная литература, – она порождает эмпатию. Когда вы смотрите телепередачу или фильм, вы смотрите на вещи, которые происходят с другими людьми. Художественная проза – это что-то, что вы производите из 33 букв и пригоршни знаков препинания, и вы, вы один, используя свое воображение, создаете мир, населяете его и смотрите вокруг чужими глазами. Вы начинаете чувствовать вещи, посещать места и миры, о которых вы бы и не узнали. Вы узнаете, что внешний мир – это тоже вы. Вы становитесь кем-то другим, и когда возвратитесь в свой мир, то что-то в вас немножко изменится.

Эмпатия – это инструмент, который собирает людей вместе и позволяет вести себя не как самовлюбленные одиночки.
Вы также находите в книжках кое-что жизненно важное для существования в этом мире. И вот оно: миру не обязательно быть именно таким. Все может измениться.

В 2007 году я был в Китае, на первом одобренном партией конвенте по научной фантастике и фэнтези. В какой-то момент я спросил у официального представителя властей: почему? Ведь НФ не одобрялась долгое время. Что изменилось?

Все просто, сказал он мне. Китайцы создавали великолепные вещи, если им приносили схемы. Но ничего они не улучшали и не придумывали сами. Они не изобретали. И поэтому они послали делегацию в США, в Apple, Microsoft, Google и расспросили людей, которые придумывали будущее, о них самих. И обнаружили, что те читали научную фантастику, когда были мальчиками и девочками.

Литература может показать вам другой мир. Она может взять вас туда, где вы никогда не были. Один раз посетив другие миры, как те, кто отведали волшебных фруктов, вы никогда не сможете быть полностью довольны миром, в котором выросли. Недовольство – это хорошая вещь. Недовольные люди могут изменять и улучшать свои миры, делать их лучше, делать их другими.

Верный способ разрушить детскую любовь к чтению – это, конечно, убедиться, что рядом нет книг. И нет мест, где дети бы могли их прочитать. Мне повезло. Когда я рос, у меня была великолепная районная библиотека. У меня были родители, которых можно было убедить забросить меня в библиотеку по дороге на работу во время каникул.

Библиотеки – это свобода. Свобода читать, свобода общаться. Это образование (которое не заканчивается в тот день, когда мы покидаем школу или университет), это досуг, это убежище и это доступ к информации.

Я думаю, что тут все дело в природе информации. Информация имеет цену, а правильная информация бесценна. На протяжении всей истории человечества мы жили во времена нехватки информации. Получить необходимую информацию всегда было важно и всегда чего-то стоило. Когда сажать урожай, где найти вещи, карты, истории и рассказы – это то, что всегда ценилось за едой и в компаниях. Информация была ценной вещью, и те, кто обладали ею или добывали ее, могли рассчитывать на вознаграждение.

В последние годы мы отошли от нехватки информации и подошли к перенасыщению ею. Согласно Эрику Шмидту из Google, теперь каждые два дня человеческая раса создает столько информации, сколько мы производили от начала нашей цивилизации до 2003 года. Это что-то около пяти эксобайтов информации в день, если вы любите цифры. Сейчас задача состоит не в том, чтобы найти редкий цветок в пустыне, а в том, чтобы разыскать конкретное растение в джунглях. Нам нужна помощь в навигации, чтобы найти среди этой информации то, что нам действительно нужно.

Книги – это способ общаться с мертвыми. Это способ учиться у тех, кого больше нет с нами. Человечество создало себя, развивалось, породило тип знаний, которые можно развивать, а не постоянно запоминать. Есть сказки, которые старше многих стран, сказки, которые надолго пережили культуры и стены, в которых они были впервые рассказаны.

Если вы не цените библиотеки, значит, вы не цените информацию, культуру или мудрость. Вы заглушаете голоса прошлого и вредите будущему.

Мы должны читать вслух нашим детям. Читать им то, что их радует. Читать им истории, от которых мы уже устали. Говорить на разные голоса, заинтересовывать их и не прекращать читать только потому, что они сами научились это делать. Делать чтение вслух моментом единения, временем, когда никто не смотрит в телефоны, когда соблазны мира отложены в сторону.

Мы должны пользоваться языком. Развиваться, узнавать, что значат новые слова и как их применять, общаться понятно, говорить то, что мы имеем в виду. Мы не должны пытаться заморозить язык, притворяться, что это мертвая вещь, которую нужно чтить. Мы должны использовать язык как живую вещь, которая движется, которая несет слова, которая позволяет их значениям и произношению меняться со временем.

Писатели – особенно детские писатели – имеют обязательства перед читателями. Мы должны писать правдивые вещи, что особенно важно, когда мы сочиняем истории о людях, которые не существовали, или местах, где не бывали, понимать, что истина – это не то, что случилось на самом деле, но то, что рассказывает нам, кто мы такие.

В конце концов, литература – это правдивая ложь, помимо всего прочего. Мы должны не утомлять наших читателей, но делать так, чтобы они сами захотели перевернуть следующую страницу. Одно из лучших средств для тех, кто читает с неохотой – это история, от которой они не могут оторваться.

Мы должны говорить нашим читателям правду, вооружать их, давать защиту и передавать ту мудрость, которую мы успели почерпнуть из нашего недолгого пребывания в этом зеленом мире. Мы не должны проповедовать, читать лекции, запихивать готовые истины в глотки наших читателей, как птицы, которые кормят своих птенцов предварительно разжеванными червяками. И мы не должны никогда, ни за что на свете, ни при каких обстоятельствах писать для детей то, что бы нам не хотелось прочитать самим.

Все мы – взрослые и дети, писатели и читатели – должны мечтать. Мы должны выдумывать. Легко притвориться, что никто ничего не может изменить, что мы живем в мире, где общество огромно, а личность меньше чем ничто, атом в стене, зернышко на рисовом поле. Но правда состоит в том, что личности меняют мир снова и снова, личности создают будущее, и они делают это, представляя, что вещи могут быть другими.

Оглянитесь. Я серьезно. Остановитесь на мгновение и посмотрите на помещение, в котором вы находитесь. Я хочу показать что-то настолько очевидное, что его все уже забыли. Вот оно: все, что вы видите, включая стены, было в какой-то момент придумано. Кто-то решил, что гораздо легче будет сидеть на стуле, чем на земле, и придумал стул. Кому-то пришлось придумать способ, чтобы я мог говорить со всеми вами в Лондоне прямо сейчас, без риска промокнуть. Эта комната и все вещи в ней, все вещи в здании, в этом городе существуют потому, что снова и снова люди что-то придумывают.

Мы должны делать вещи прекрасными. Не делать мир безобразнее, чем он был до нас, не опустошать океаны, не передавать наши проблемы следующим поколениям. Мы должны убирать за собой, и не оставлять наших детей в мире, который мы так глупо испортили, обворовали и изуродовали.

Однажды Альберта Эйнштейна спросили, как мы можем сделать наших детей умнее. Его ответ был простым и мудрым. Если вы хотите, чтобы ваши дети были умны, сказал он, читайте им сказки. Если вы хотите, чтобы они были еще умнее, читайте им еще больше сказок. Он понимал ценность чтения и воображения.

Я надеюсь, что мы сможем передать нашим детям мир, где они будут читать, и им будут читать, где они будут воображать и понимать.

Автор: Neil Gaiman
Перевод: Наталья Стрельникова


Алексей Владимирович Баранов 31 мар 18, 00:10
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Почему каждый человек нашего поколения — «слегка маньяк»

Какими мы должны быть? Мы должны быть всегда в тонусе: подтянутые, элегантные и артистичные. Речь красочна и выразительна, а движения быстры, точны и уверенны. Жизнерадостны и оптимистичны в любых ситуациях. Искрометно шутим и заразительно смеемся. Чувство благополучия для нас — такая же норма, как 36,6. У нас прекрасная, высокая и красивая самооценка. Если мы и совершаем ошибки, то легко прощаем себя. Мы не склонны к мучительным самокопаниям и бесплодным рефлексиям. Мы независимы, ярки и оригинальны. Мозг работает, как гоночный мотор, мощно и стремительно. Мы фонтанируем неординарными идеями. Вынашиваем грандиозные планы. Никогда не останавливаемся на достигнутом. Можем делать несколько дел одновременно. Мы решаем любые проблемы. Для нас вообще нет ничего невозможного. Мы мало едим и много двигаемся, поэтому худощавы и энергичны. Глаза блестят, на щеках играет румянец. Сон краток, но высыпаемся превосходно. Мы сексуальны и сексапильны, страстны, изобретательны и неутомимы. Мы обожаем новые ощущения, коллекционируем приключения и авантюры. Мы неотразимы, и жизнь наша прекрасна и удивительна.

Чем более мы такие, тем более мы ОК. Тем сильнее нами восхищаются и берут с нас пример. Тем более мы иконы лайфстайла и герои нашего времени. И тем выше вероятность, что любой проходящий мимо психиатр скажет: «Тю, батенька, да у вас гипомания».

И, вероятнее всего, не ошибется. Весь первый абзац этого текста — симптомы первой половины маниакально-депрессивного расстройства. Мы живем в интересное время, когда идеал цивилизованного человечества — не психически здоровый индивидуум, а, как бы это сказать, слегка маньяк.

Хотя тут мы как раз неоригинальны. Мир постоянно впадает во что-нибудь этакое. Истерия Средневековья. Ипохондрия второй половины XIX века. Шизофрения психоделической революции шестидесятых. Наркотический делирий начала прошлого века и алкогольные психозы его конца. Каждое время сходит с ума по-своему и формирует под это собственные представления о прекрасном, непостижимые извне, как непостижима для драйвового нью-йоркского клаббера хлорозная прелесть полуобморочных тургеневских барышень. Отклонений много, но главная ось — это маниакально-депрессивные качели, на которых человечество качается, может быть, с начала собственной истории.

Так что нам еще повезло. По крайней мере, из всех психических закидонов гипомания — субъективно самое приятное. Психиатрический справочник пишет: «На первом плане среди нарушений сомато-психической сферы при гипомании — чувство телесного комфорта, особого физического благополучия, наивысшего расцвета сил, превосходного здоровья. Двигательная активность с хорошей переносимостью нагрузок и высоким порогом утомления сочетается с уменьшенной потребностью в отдыхе. Прилив энергии, сохраняющийся на протяжении всего дня, совмещается со снижением потребности во сне при его достаточной глубине». Чем-чем это передается? Пусть оно меня укусит!

Единственное, что огорчает — при всех своих прелестях гипомания остается ненормальным состоянием. Отклонением, которое рано или поздно качнется в противоположную сторону. Уже начинает качаться. Так, Японию охватила эпидемия хикикомори — молодые здоровые люди запираются в комнате и сидят там годами в полном овощизме, не делая ничего, кроме как самим фактом своего существования отрицая торжество бодрости как нормы жизни.

Но Япония далеко, а образ гипоманиакального сверхчеловека  он везде. Реклама. Кино. Интернет. Телевизор. Пресса. Реклама. Еще раз реклама. Кто хотя бы в глубине души не хочет быть похожим на первый абзац — пусть первым бросит в меня камень. Я ловко увернусь, засмеюсь заразительно и все равно не поверю. Это же круто — быть гипоманьяком в гипоманьячное время. Чтобы все вокруг бурлило и пенилось, искрилось и переливалось, чтоб ветер в лицо и педаль в пол, чтоб сто всего разом и никаких пауз. А как иначе? Особенно если живешь в столице и работаешь в рекламе!

Именно люди, живущие в столице и работающие в рекламе, сделали этот ролик про паузу на шоколадный батончик. Я увидела его с полмесяца назад и с тех пор вспоминаю по несколько раз в день. В разных обстоятельствах, по разным причинам. И, может быть, это самое разумное из всего, что я делаю за день.

Джейсон Стэйтем сидит в придорожном кафе и рассказывает про лосося:
«Лосось — стремительный, сильный и неутомимый. Он проплывает тысячи километров. Покоряет пороги и течения. Бороздит отмели и запрыгивает на водопады. Без сна. Без отдыха. В постоянном сражении со стихией. Он преодолевает все преграды, откладывает икру и, совершенно изможденный, дохнет.

Так вот, запомни. Ты не лосось».

Автор: Евгения Тимонова
Источник: nplus1.ru 
Фото на превью: Diana Indiana/shutterstock



Источник: http://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/pochemu-kazhdyj-chelovek-nashego-pokoleniya-slegka-manyak-1254015/ © AdMe.ru


Алексей Владимирович Баранов 1 май 16, 02:41
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Культура фейка: ученый Андрей Зорин о том, как проверять факты и каким должно быть образование

Культура фейка: ученый Андрей Зорин о том, как проверять факты и каким должно быть образование

Фото: © Денис Волков

Нельзя выбрать профессию на всю жизнь, формула «работать по специальности» давно устарела, обязательных знаний в эпоху интернета не существует, а главная проблема сегодняшних студентов — как отличить факт от фейка, считает литературовед и историк, профессор Оксфордского университета Андрей Зорин. В интервью «Теориям и практикам» он рассказал, что делать с переизбытком информации, какие факультеты должны умереть и почему его исследование эмоциональной культуры касается именно образованного человека.

* Беседа состоялась в Казани на Зимнем книжном фестивале, куда Андрей Зорин приехал при поддержке Европейского университета в Санкт-Петербурге.

 

 

— На ютубе можно увидеть гигабайты видео, где людям на улицах задают базовые вопросы из школьной программы и многие не могут на них ответить. Для вас как преподавателя это является критерием оценки студента?

— Я не делаю предположений касательно того, что должен знать студент, потому что они не оправдываются. Это не значит, что студенты темные и необразованные люди. Кто-то знает в одной области, кто-то — в другой, единые критерии оценки образования сейчас размыты. Легкая доступность информации, которая добывается одним щелчком, снимает проблему «что я помню, а что знаю». Речь идет о способности думать, видеть мир исторически, понимать какие-то вещи, находить информацию, работать с ней.

В подобной передаче какая-то девушка сказала, что Сталин жил в XVII веке: мне кажется, проблема здесь не в том, что она не знает, когда жил Сталин, а в том, что она не знает, что такое век. Это более серьезная вещь — ей непонятно, что такое история. Образование прежде всего должно быть ориентировано на понимание, самостоятельную работу с источниками и знаниями, развитие умственных и интеллектуальных навыков.

Кроме того, мы имеем дело с гигантским переизбытком информации. Колоссальная проблема сегодняшнего студента — он не может отличить минимально достоверную информацию от недостоверной вообще. Нет культуры различения фейка. Когда студенты мне сообщают исторический факт, я прошу их назвать источник — они теряются, потому что им непонятен сам вопрос.

— То есть для них все то, что есть в интернете — правда?

– По крайней мере, равноценно и равносильно. Раньше информации не хватало, ее нужно было раздать, а сейчас — гигантский переизбыток, нужно научить человека отфильтровывать, усваивать, обрабатывать.

— Мечты про то, что интернет поможет распространить знания — не сбылись?

— Никакая технология не обеспечит всеобщего счастья, это все странные фантазии 60-х годов: будет термоядерная энергия — тогда все станут счастливы. Другой вопрос, что интернет — необыкновенно удобная вещь. Электричество не сделало человека счастливее, но сейчас нам без него трудно жить. Да, интернет помогает найти информацию, сокращает время на поиски; я работаю в одном из лучших университетов мира, у нас потрясающая библиотека, где за полчаса можно добыть любую нужную книгу. Тем не менее, я читаю с монитора, это все-таки экономит время: более быстрые маневры, навигация по источнику, это повышает возможность самостоятельной работы с информацией, снижая роль посредников.

— Еще одна проблема студентов, которую широко обсуждают — короткая историческая память. Плохо ли это, что с этим делать?

– В какой-то степени. Эти люди родились и выросли после гигантского исторического разлома, для них все, что было до 1991-го года, покрыто паутиной. Об этом много написано в русской литературе применительно к людям после 1917-го года: то, что было до революции, они просто не понимали.

С одной стороны, ну, Атлантида утонула и утонула, а с другой стороны, это опасно, потому что провоцирует ностальгию, делает молодых людей падкими на фальшивые рассказы.

«Раньше информации не хватало, ее нужно было раздать, а сейчас — гигантский переизбыток, нужно научить человека отфильтровывать»

— Не кажется ли вам, что высшее образование не понимает, как встроиться в рынок труда, и слабо понимает, зачем существует?

– Проблема высшего образования в том, что оно должно решать разные задачи одновременно, а некоторые из них — взаимоисключающие. Высшее образование не слышит потребности рынка труда, но самое худшее, когда кто-то сверху говорит: «больше нам не нужны экономисты — нужны инженеры». К тому времени, когда будут программы для подготовки инженеров, их обучат и выпустят, они перестанут быть нужны рынку. Очень неверная идея — проблему соотношения образования с рынком труда нельзя решить административными корректировками.

— То есть некоторые факультеты давно должны были умереть?

– Да, например, нет никакого смысла тратить на журналистское образование четыре года. Журналистская программа — это хорошая добавка к какому-то качественному гуманитарному, естественнонаучному или политическому образованию; к какому-то фундаментальному базовому образованию достаточно добавить год, а то и семестр журналистских навыков — этого будет достаточно. Я наблюдал это зрелище в 90-е годы в РГГУ, когда все новые медиа были заняты нашими выпускниками. Журналисты были просто неконкурентоспособны рядом с выпускниками историко-филологического факультета, людьми с живыми мозгами, которых быстро научили журналистике.

Я воспитывался в такой идеологии, где ты учишься для того, чтобы выбрать себе профессию. Сейчас ясно, что ситуация с «профессией на всю жизнь» изменилась, более того, постоянно повторяющаяся формула «по специальности или не по специальности» — это вообще ерунда. 80% выпускников не работают по специальности — это стандарт, само словосочетание «работа по специальности», видимо, уходит из нашего обихода, потому что рынок труда меняется с фантастической скоростью. Поступая в учебное заведение, человек не может знать, будет ли востребована его профессия через 4-5 лет. Поэтому обучение становится постоянным, возникает необходимость в обучении и переобучении, и это создает совершенно другую логическую ситуацию.

— Понятно, что это пока небольшой феномен, но сайты и издания, которые занимаются популяризацией науки — это результат того, что люди тянутся к самообразованию? Стоит ли университетам призадуматься?

– Университеты упустили огромный рынок, они не видят гигантской потребности, находящейся рядом, и этот рынок заполняется инициативами. Хорошим университетам было бы что предложить в области популяризации программ — я сейчас пытаюсь наладить сотрудничество между замечательным сайтом «Арзамас» и университетом, где я в Москве работаю. Может быть, получится, и это станет пионерским проектом в области сотрудничества между университетом и неформальной образовательной просветительской программой. У меня есть чувство, что университет из-за косности и консерватизма без боя сдает огромный рынок.

— Университет, завоевывая этот рынок, должен подстраиваться под требования миллениалов — короткие тексты, видео? Или умение читать длинный текст все еще важно?

– С одной стороны, высшее образование должно учитывать мнение аудитории, с другой — способность прочесть длинный текст — это очень важная наука. Мы с моими коллегами в РАНХиГС разработали программу «Great box», в которой студенты должны за 4 года прочитать 21 книгу из разных областей знания: художественной, философской, экономической. Все это раскидано по семестрам, но читать книги нужно целиком. И это дает замечательный эффект, я вижу, как наши первокурсники с полным чувством собственного достоинства при встрече со своими одноклассниками говорят, что уже читали «Республику» Платона. И это совершенно не противоречит тому, о чем вы говорите: короткому мышлению, способности быстро переключать внимание и прочее.

Андрей Зорин

Фото: © Денис Волков

— Вы упомянули важную вещь — фактчек. Я замечал это в дискуссиях об истории — такое ощущение, что это отходит на второй план и становится важнее, к кому слушатель испытывают эмоциональную симпатию, неважно что человек говорит.

– Это вообще природа человека — тот, кому ты расположен, кажется тебе более убедительным. Тем не менее, любой разговор исходит из того, что есть зона, по поводу которой дискуссии быть не может. Можно спорить, было ли Бородинское сражение победой русской армии или поражением — это абсолютно легитимные разные точки зрения. Но нельзя спорить с тем, что русские войска в битве отступили и сдали Москву; если говорить, что этого не было, то спорить бессмысленно. Вполне допустима точка зрения — ее отстаивал Лев Толстой — что это была величайшая победа, которая стала в русской историографии господствующей. Очень может быть. Тем не менее было решение отходить, Москву оставить, а французы были разгромлены и отброшены за государственные границы Российской Империи после этой битвы. Есть факты, и если мы не признаем их логики, то нам не о чем говорить.

— А что делать с фактчеком, когда к истории обращаются, например, политики? Нельзя ведь в прямом эфире, например на дебатах, проверить достоверность их слов?

– Правильно, этим эффектом пользуются политики на протяжении многих лет. На это есть экспертное сообщество, правда, оно находится в плохом состоянии и, отчасти по собственной вине, перестало вызывать доверие.

Оксфордский словарь выбрал словом 2016 года — post-truth, то есть «постправда», «после истины». По подсчетам американских журналистов, 70% из того, что в предвыборной кампании говорил Дональд Трамп, было или просто ложью, или частичной ложью. Интересно то, что огромная часть голосовавших за него знают, что он говорит неправду. Врунам верили всегда, но интересно то, что теперь вруну верят, зная, что он врун. Это другое отношение к правде и к реальности, в котором есть много опасного.

*В 2016 году на премии «Просветитель» Андрей Зорин получил специальную награду «Просветитель просветителей» за книгу «Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века»

— О вашей книге.* Вы говорили, что, изучая архив Муравьева, обнаружили, что он испытывает одновременно две эмоции, потому что является семьянином и дворянином, по-разному реагируя на события, которые происходят в его жизни. Как вам кажется, случается ли то же самое сейчас в интернете, есть ли роль человека онлайн и оффлайн?

– Оффлайн и онлайн соотношение — это частный случай. В книге есть теоретическая модель, в которой я стараюсь описать ситуацию конфликта разных ценностных и эмоциональных систем. Человек все время живет «с этой стороны так, а с этой так», один и тот же человек может себя ощущать Дон Жуаном, покоряющим женские сердца, романтически влюбленным в одну женщину, да еще и верным семьянином, все это одновременно. Вопрос в том, до какой степени у него есть потребность быть единым, до какой степени ему легко переходить из одной зоны в другую, как он навигирует внутри них. Здесь всегда интересна конкретная навигация человека в условиях «между».

— Вы также писали о влиянии текстов разных произведений на эмоции человека, когда он примеряет на себя какого-то героя. Сейчас много говорят о конкуренции книги с сериалами, телевизором. Поп-культурные герои тоже влияют на эмоции человека?

– Конечно, просто я писал о литературной культуре, но вообще институты, производящие набор символических образов и чувств, которые человек потребляет, разнообразны: искусство, литература, мифология, религия, идеология, ритуальные практики, повседневная жизнь и, конечно, в последнее десятилетие — СМИ. Очевидно, что они оттесняют традиционные книжные образцы на второй и третий планы. На сегодняшний день книга почти перестала функционировать в качестве значимой эмоциональной матрицы; может быть, серьезное кино еще функционирует в этом плане, а литература — не уверен.

— Людям в принципе все равно — документальная или художественная книга, они в любом случае воспринимают это как поведенческую роль?

– Документальная литература по своей природе менее к этому приспособлена, потому что она, а тем более документальное кино — это то, что заведомо происходит с кем-то другим. Весь эффект художественного произведения — в отождествлении себя с героем; ты смотришь на него и воспринимаешь рассказ о другом человеке как рассказ о себе. Сделать это с героем документального произведения можно, но гораздо труднее, потому что документалистика привязывает к факту, четко тебе указывает, что разговор не о тебе, а о каких-то других персонажах.

«Врунам верили всегда, но интересно то, что теперь вруну верят, зная, что он врун. Это другое отношение к правде и к реальности»

— В каком отношении находятся эмоции и слова, которые их описывают? Например, в татарском языке есть несколько слов, которые, как считается носителями, не переводятся на другие языки. Почему так происходит — народ думает, что у них есть уникальные эмоции?

– Я не касался лингвистической стороны, у меня ничего не написано о непереводимости понятий, в книге употребляется слово «переживание», которое, кстати, не переводится на английский и французский языки, хотя в русском языке является калькой с немецкого. Таких случаев непереводимости много, но в слове могут конденсироваться важные эмоциональные матрицы: такое количество работ написано о русской тоске, как специфически не переводимом переживании, культурном образе, который стоит за этим чувством. Есть близкие по смыслу слова, например, английское longing, но это не вполне то.

Другое дело, что слово как таковое редко может служить эмоциональной матрицей, словообразцом для восприятия, слово очень абстрактно, важнее не лексема, а случай употребления. Мы не просто так думаем о любви, а слышим использование этого слова, и какие-то конкретные использования. В XVIII-XIX веке, например, формула «Я вас люблю» означала предложение руки и сердца, и за этим не было никакого другого варианта, точка. Сейчас это словосочетание не имеет такого значения: если ты соберешься предложить руку и сердце, то тебе надо говорить какие-то другие слова, эти не годятся.

Связь такая есть, об этом много написано, если только мы не считаем, что человек, который не принадлежит к этому народу, не способен испытывать это чувство, — конечно, он способен. А то, что для этих чувств языковое сообщество нашло специфическое слово, указывает на то, что для него оно может быть значимей, чем для других людей.

— В книге подчеркивается, что исследование касается «образованного человека» — это является водоразделом?

— В этот период у русского образованного человека была другая эмоциональная культура, чем у крестьян. Мне говорили что я отказываю крестьянам в свободной жизни — ничего подобного, просто у них были другие каналы. Конечно, русскому, французскому или английскому дворянину было легче понять эмоции друг друга, чем русскому дворянину — крестьянина. Они могли находиться на одном уровне, но в настолько разных культурных мирах, что образы чувств были разные.

Та модель, которую я строю, состоит в том, что эмоции — это, прежде всего, коллектив, потому что эмоциональные матрицы значимы для определенных групп людей, эмоциональных сообществ. Вопрос в том, что каждый человек принадлежит ко множеству разных эмоциональных сообществ. И поэтому эти системы всегда сложно устроены, и ты маневрируешь среди разных сообществ, собираешь индивидуальную эмоцию из набора коллективных образцов. Поэтому здесь не может быть противопоставления, не может быть индивидуальной эмоции, в которой не было бы коллективного. Но она у тебя своя, потому что набор тех коллективных эмоций, которые ты приспосабливаешь к конкретной ситуации, всегда разный.


Алексей Владимирович Баранов 19 янв 17, 20:02
+1 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Темы с 1 по 10 | всего: 68

Последние комментарии

Владимир Соколов
Петрович
Владимир Баранов
Читать

Поиск по блогу

Люди

6 пользователям нравится сайт unesco.su