Алексей Владимирович Баранов предлагает Вам запомнить сайт «✔ ЮНЕСКО в СНГ (UNESCO - UN)»
Вы хотите запомнить сайт «✔ ЮНЕСКО в СНГ (UNESCO - UN)»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Интегральный Психологический Транскультурный Проект

Энциклопедия

МИФОЛОГИЗАЦИЯ СОЗНАНИЯ НАРОДОВ МИРА

Мифы и древние легенды: мифологизация сознания народов мира

Мифы и древние легенды: мифологизация сознания народов мира

Введение



Изучение любой культуры невозможно полноценно представить без изучения мифов и легенд каждого отдельного народа, которые существенно отличают их друг от друга и указывают на уровень развития общества в определенный период времени. О многом могут рассказать нам именно мифы, поэтому и важно обращаться к ним и уделять им должное внимание.

Мифы



Понятие «миф» - очень важное, но довольно сложное. О нем много спорят современные ученые и философы. Само слово «миф» происходит от греческого языка и означает «перевод», «сказание». Часто в быту его приближают к таким понятиям, как «сказка», «легенда», считают рассказом о чем-то, чего в действительности не было. Но в то же время миф - это не просто чья-то выдумка.

К сведению! Миф - это не просто выдумка. Скорее всего, мифы основаны на каких-то событиях, которые происходили в глубоком прошлом.



Многие люди когда-то серьезно верили, или же верят и теперь, что на самом деле все происходило именно так, как об этом рассказывает тот или иной миф. Мифы часто рассказывают о священных предметах, о богах и общения с ними. Можно сказать, что миф - это то, во что серьезно верили или верят другие люди, но не верим мы. При этом найдутся люди, которые считают мифом многое из того, во что верим мы сейчас, что считаем для себя важным и даже святым.

Мифы и древние легенды: мифологизация сознания народов мира


Миф тесно связан с понятием чуда - такого события, которое мы не в состоянии объяснить, которое считаем невозможным. Можно сказать, что чудеса всегда нарушают обычную логику окружающего мира. Нашим предкам показалось бы настоящим чудом многое из того, что является обычным для нас сейчас.

Каждый большой, гениальный человек сделал что-то такое, что до него было невозможным. Но, с другой стороны, в невероятные вещи, в невозможное часто верят люди с расстройствами психики (например, человек может считать себя зернышком и бояться, что его склюют птицы). Такая убежденность в невероятном называется бредом. Человек может страдать бредом на какую-то одну узкую тему, а в остальном быть вполне нормальный. Тогда он способен убеждать в своей правоте других людей, которые также начинают в это верить. Часто именно так рождаются мифы.

На заметку! Мифы часто бывают нездоровой выдумкой отдельных людей. Выдумщики придают этим выдумкам большое значение, верят в них и убеждают в них других людей.



Гениальный художник Сальвадор Дали говорил: «Я отличаюсь от безумного лишь одним: я не сумасшедший». Многих великих людей, способных увидеть мир иначе от всех, иногда принимали за сумасшедших. В прошлом людей, которые имели видение, слышали голоса и т.д., часто считали не больными, а отмеченными особой благодатью, которым доступно понимание сути вещей, скрытой от других.

Мифы и древние легенды: мифологизация сознания народов мира


Мифологическое мышление не различает естественное и человеческое, растворяет человеческое в естественном, дает ощущение единения с природой, укрепляет волю и ощущение человека частью коллектива. Если между воображаемым и реальным нет границ, то не существует ничего невозможного.

Главная функция - социально-практическая, которая направлена на обеспечение единства коллектива. Мифы обеспечивают сохранение социального и психологического единства коллектива, поскольку источник мифа – не только ужас и подавленность человека, но и мечтания овладеть силами природы с помощью человеческой воли.

Примеры



Рассмотрим несколько примеров мифологизации сознания на представителях разных народов.

Индейцы Аризоны



Мифы и древние легенды: мифологизация сознания народов мира


Иногда мифы скрывают глубокие истины. Так, в пустыне Аризона (США) является круглый «Каньон дьявола». Сейчас ученые установили, что это - огромный кратер от метеорита, который упал не позднее 20000 лет назад.

За это время там сменилось много племен и сотни поколений. Но местные индейцырассказывали гораздо раньше ученых, «Каньон дьявола» образовался от падения на землю «небесного огня».

События из глубоко прошлого! Древние племена не могут правильно трактовать события и придают мистическое описание обычным вещам. Например, падение метеорита могут описать, как спуск на землю «небесного огня».



Догоны



Догоны - народ, живущий в Мали (Африка) - в своих мифах наделяли особым значением Сириус - самую яркую звезду. Они считали, что Сириус на самом деле - тройная звезда, вокруг центральной звезды вращаются еще две маленькие и очень тяжелые звезды-спутники. Это на самом деле так, но увидеть спутники Сириуса возможно только в современный мощный телескоп.

Троя



Мифы и древние легенды: мифологизация сознания народов мира


Ученые долгое время считали, что поэмы Гомера о Троянской войне, где действуют боги, - это лишь литературное измышление. Но потом Генрих Шлиман, который поверил в реальность тех событий, на основании свидетельств Гомера нашел и раскопал руины Трои.

Первобытный человек



Ещё более интересно мировоззрение первобытного человека. В наше время мы ещё можем найти первобытные племена и рассмотреть и их.

Австралийские аборигены



Первобытные народы по-разному представляли себе происхождение человека. Например, по мнению австралийских аборигенов, первые люди в древности были комками, оставшимися на дне высохшего древнего океана, бесформенными пулями, которые слиплись между собой, и в которых только зарождались зачатки частей тела человека.

Мифы и древние легенды: мифологизация сознания народов мира


Демиург (в одном из вариантов - птица-мухоловка) разлепил эти куски каменным ножом. Ведущую же роль в мифах аборигенов сыграли тотемные предки. Предвечное время они часто именовали «временем сновидений». В то же время предки создавали горы, реки, часто луну и солнце, учили людей различным умениям, особенно обрядам инициаций.

На заметку! Демиург - с древнегреческого: мастер, знаток, специалист; ремесленник, мастеровой; создатель, творец. В христианстве - одно из именований Бога как создателя и строителя всего существующего.



Многие природные объекты - скалы, пещеры, водоемы - почитались как места «ухода в землю» или «следы» предков-тотемов. Там австралийцы устраивали святилища, сохраняли свои священные чуринги. Такие святилища - прототип будущих храмов, в которых будто общались с тотемными предками, проводили обряды инициаций, магические обряды для войны и охоты. Некоторые племена верили в Великую Мать - олицетворение плодородной силы Земли, которая порождает все сущее.

Бушмены



Другая древняя раса с первобытной культурой - бушмены, живущие на юге Африки. Их верования во многом подобны австралийским. Но им свойственно было обращаться с молитвой - просьбой о помощи в охоте - до различных небесных явлений (солнца, луны, звезд) и других могущественных духов.

Мифы и древние легенды: мифологизация сознания народов мира


Особенно бушмены почитали Цагна - насекомое богомола. Он со своей семьей (разными другими животными - журавлем, дикобразом и т.д.) когда-то были людьми, которые жили здесь до бушменов. он создал солнце, горы, животных, самых бушменов, научил их обрядам инициации. Цагн - «Господин всех вещей», он дает дождь, вызывает жизни и смерти.

Аканы



Такое непонятное для нас поклонения насекомым и паукам встречается и у других народов Африки. В частности, у народов акан (Гана) небесный бог Ньяма в виде Большого Паука Ананси сплел всю Вселенную как мировую паутину.

Вывод



Мифы и древние легенды: мифологизация сознания народов мира


Таким образом, мифы являются неотъемлемой частью культуры любого народа. Своеобразие конкретной мифологической системы, с одной стороны, определяется неповторимостью и самобытностью этноса, которому она принадлежит. С другой стороны, мифология определяет уникальность конкретного народа, влияет на его ментальность, психологию, особенности формирования культуры, традиций, процесс духовной самоидентификации народа в границах всемирной истории человечества.

Память народа! Не нужно бояться и избегать мифов. Миф - это память народа, часть его культуры и наследия. Мифы нужно сохранять и передавать следующим поколениям. Кто знает, что из этого было правдой?



Видео



В мифологии Древнего Египта есть какая-то особенность. Она представляет собой не просто пересказ истории и событий из жизни мифических героев, она наполнена философскими размышлениями о бытие существ и людей. Которые так и норовят антуражем той загадочной эпохи.


Алексей Владимирович Баранов 1 мар, 20:28
+1 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Про слабоумие

Одна из причин развития болезни Альцгеймера - отсутствие интеллектуальной нагрузки. Заболевание значительно чаще встречается у малообразованных людей, которые мало читают и не интересуются искусством.

Подробнее в Wikipedia: Болезнь Альцгеймера.


Алексей Владимирович Баранов 28 янв, 17:26
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Доказана опасность обладания высоким интеллектом

Международная команда нейробиологов из США и Израиля выяснила, что человек как вид обязан своим высоким интеллектом снижению надежности нейронных сетей, что может делать его уязвимым к расстройствам психики. У людей, в отличие от обезьян, центральная нервная система жертвует синхронизацией нейронных импульсов в пользу большей эффективности обработки информации. Статья ученых опубликована в журнале Сell.

Исследователи проанализировали данные об активности 747 отдельных нейронов в миндалевидном теле и полях Бродмана 24 и 32 в передней поясной коре головного мозга семи пациентов, страдающих от лекарственно-устойчивой эпилепсии, и пяти макак вида Macaca fascicularis. Кроме того, была оценена активность 1 502 пар и 2 617 триплетов нейронов у обоих видов.

Известно, что миндалевидное тело играет роль в формировании базовых навыков выживания и эмоциональных рефлексов (например, чувства страха) как у людей, так и животных. Передняя поясная кора участвует в более сложных процессах, в том числе обучении, принятии решений, контроле эмоций и эмпатии.

Данные были записаны в виде длинной последовательности спайков (импульсов) и затуханий нейронов, охватывающей несколько часов. Приборы записывали активность всех нейронов одновременно, поэтому исследователям удалось измерить уровень синхронизации между ними. Эффективность обработки информации, обратная уровню синхронизации, определялась через число комбинаций паттернов активностей. Оказалось, что и у людей, и у обезьян нейроны были в большей степени синхронизированы в миндалевидном теле. Однако поясная кора характеризовалась меньшим уровнем синхронизации и большей эффективностью, чем у макак.

По словам ученых, синхронизация нейронов обусловливает надежность сигнала, который в меньшей степени подвержен ошибкам. Это было необходимо для выживания древнего человека в дикой среде, который должен был однозначно реагировать на возможную угрозу со стороны хищника. С ходом эволюции развилась гибкая зона мозга — кора, позволяющая формировать более сложную реакцию в ответ на внешнее воздействие. В то же время из-за увеличения эффективности обработки информации повышается вероятность развития различных психических расстройств из-за уязвимости нейронных сетей к сбоям и неправильной трактовки сигналов.


Алексей Владимирович Баранов 26 янв, 20:50
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Конфликтогены и синтоны

В нашей речи, в нашем поведении есть элементы общения, которые нас сближают, помогают установить лучший контакт и достичь понимания. Их называют - синтонами. А есть те, которые провоцируют конфликт. Их называют - конфликтогенами.

Для того чтобы более конкретно рассмотреть вопрос о тех факторах общения, которые ущемляют достоинство участников общения и являются основой возникновения конфликтов, нужно обратиться к анализу психологического материала, так как именно в нем абстрактные этические принципы приобретают «живое звучание». Достоинство человека как гуманистическая ценность общения связана с его интересами и потребностями: ущемление потребностей партнера по общению без его согласия ущемляет также и его достоинство.

Естественно, потребности в данном случае не следует ограничивать только физиологическими и психологическими потребностями. Весьма целесообразно в данном случае обратиться к рассмотрению общеизвестной иерархии соподчиненных групп потребностей, представленной А. Маслоу:

1 - физиологические потребности,

2 - потребность в безопасности и защите,

3 - потребность в общении,

4 - потребность в уважении, признании, успехе, авторитете,

5 - потребность в познании,

6 - потребности в красоте, гармонии, симметрии,

7 - потребность в самоактуализации, в счастье.

Ущемление в общении какой - либо потребности из этих групп потребностей как бы автоматически может вести к подавлению у партнера чувства собственного достоинства. Проявляться это может в самых разнообразных формах: в поступках, в деятельности, в речевом общении - в словах, фразах, оценках, высказываниях, суждениях, жестах, мимике и т.д. Все те элементы общения, которые могут ущемлять достоинство партнеров и, по крайней мере, потенциально ведут к созданию конфликтной ситуации в психологии принято называть конфликтогенами.

И, наоборот, все те элементы общения, которые созвучны потребностям человека и ведут к созданию здоровой морально-психологической атмосферы общения, к возвышению человеческого достоинства в психологии носят название синтон (впервые, в 20-е г.г. ХХ в. эту терминологию предложил Э. Блейлер). Синтоны иногда в психологии называют психологическими «поглаживаниями», они создают так называемую синтонию - созвучие эмоциональных состояний партнеров по общению.

Конфликтогенами в общении являются все возможные субъективные (осознанные и неосознанные) препятствия, барьеры, стоящие на пути к установлению гуманистических норм и ценностей общения и, в первую очередь, к уважению суверенитета человеческого достоинства. Как бы обобщая огромный эмпирический материал в сфере конфликтного общения, психолог А.П. Егидес предлагает считать конфликтогенами такие элементы как: неприятие партнера, неуважение, отрицательные оценки, положительные оценки «сверху», «знаки превосходства», авторитарность, категоричность, невыполнение долга и неверность своему обещанию, договору, отсутствие благодарности (при ее ожидании), обвинение, юмор на партнера, авторитарность, дезинформация (или сокрытие информации), категоричность, фамильярность, перебивание в процессе беседы, поучения и назидания (морализаторство), навязывание своих советов, обвинения, недоверие, брань.

К этому списку можно было бы добавить и такие конфликтогены как: высокомерие, незнание имени партнера, неприветливость, обидные и несправедливые сравнения, критиканство, злоупотребление личным местоимением «Я», циничные высказывания, навязчивые «вопросы-ловушки», попытки «лезть в душу», знаки недоверия, навязчивые расспросы о возрасте, семейных отношениях, разговоры о смерти, саркастические выпады, черствость, сплетни, намеки на недостатки, необоснованные обобщения, элементы чванства, вызывающее любопытство, отсутствие пунктуальности, «знаки неуважения», неумение слушать, осуждение самобытности партнера по общению, пресыщение общением, знаки недовольства, раздражительности, назойливые запреты, придирки, упреки, попытки перевоспитывать, обвинять, самоуправство, скрытность, повышение тона, оскорбляющая мимика, знаки пренебрежения, раздражающие партнера темы, употребление вульгарных выражений и непонятного сленга, игнорирование заслуг, несоблюдение элементарных норм этикета, нескромность и, разумеется, клевета, наговор, ложь, оскорбления.

Среди синтонов А. П. Егидес выделяет такие как: приятие партнера, положительные оценки, знаки уважения, активное выражение благодарности, признательности (даже когда ее не ждут), общение по типу «пристройка снизу», дать себя перебить в разговоре, самообвинение, активная антикатегоричность, демократический стиль влияния, просьба совета, активное слушание, активная гласность (правдивость, прямая откровенность), юмор на себя и юмор без адреса или юмор на нейтральные объекты, выполнение взятых обещаний и договоров. Синтонами можно считать знаки проявления искреннего интереса по отношению к партнеру, знание и правильное называние его по имени (и отчеству, если нужно), предупредительность, уступчивость, деликатность, знаки заботы, одобрения, сопереживания, сочувствия, искреннее восхищение, похвала, повышенное внимание, элементы доброжелательности, приветливости, благопожелания, открытая улыбка, высокие оценки, комплименты, искренность, безоговорочное признание своих ошибок, готовность к компромиссу, интеллигентность, вежливость.

Однако, как показывает практика общения, различия между синтонами и конфликтогенами могут носить относительный характер, зависеть от ситуации. Любой элемент процесса общения (действие, фраза, мимика, жест) несет ту, или иную морально-психологическую нагрузку и при определенных условиях может выполнять роль синтона или конфликтогена.

Так, например, улыбка, может быть, без сомнения, названа важнейшим синтоном человеческого общения: улыбка является наиболее распространенным и приятным знаком выражения признания, приятия, уважения, любви.

Улыбка имеет чудодейственное значение и в этом нет сомнения, но не всякая улыбка и не в любое время может выступать синтоном: улыбка по поводу неудачи, трудности партнера по общению может означать прямо противоположное, и даже может трансформироваться в конфликтоген.

Неискренняя улыбка также не может быть определена как синтон, хотя в условиях анонимного общения и актерская «американская улыбка» может выполнять роль синтона.

Это говорит о том, что роль ситуации в восприятии и оценки «стандартных» синтонов и конфликтогенов достаточно велика.

Недооценка морального и психологического значения использования в общении имени человека может иметь серьезные последствия.

Синтонность факта знания и использования в разговоре имени собеседника при неправильном, при нетактичном его исполнении может привести к тому, что звучание «самого приятного слова в человеческой речи» может перестать быть для человека синтоном. Так, к примеру, ошибка при произнесении имени - это не мелочь, а возможный конфликтоген, так как каждый человек очень болезненно относится к неправильному произношению, написанию своего имени (и особенно когда это делается другими не случайно, а умышленно). Подобное пренебрежение именем человека может стать основой ущемления его достоинства и, как правило, не остается без последствий.

Является ли юмор в общении синтоном или конфликтогеном? Ответ на этот вопрос совершенно не однозначен. Действительно, юмор в общении занимает важное место и без него многие не представляют себе общения. Чувство юмора чрезвычайно сложное, тонкое чувство и в общении значение его трудно переоценить. Как и в каких формах, юмор не может ущемлять достоинство участников общения - вопрос весьма и весьма деликатный.

Однако, юмор, направленный на партнера, является, как правило, конфликтогеном. Направлять юмор, шутки на все то, что дорого партнеру по общению, также, на наш взгляд, недопустимо (хотя партнер об этом сам может и не сказать), так как сохранить нормальную атмосферу общения после осмеивания того, что дорого человеку весьма и весьма сложно. Даже лучшие друзья, супруги, прожившие вместе всю жизнь, в глубине души порой не могут простить шуток в свой адрес по поводу ценностей, идеалов, кумиров, также, как и по поводу маленького роста, возраста, скрытых физических недостатков, национальности, фамилии, внешнего вида, лысины, местожительства, цвета волос, образования, прошлых неудач и т.д. и т.п. Очень редкие люди могут посмеяться сами над собой, но искренне позволить смеяться над собой другим, наверное, не согласиться никто (хотя, видимо, и здесь могут быть исключения). Юмор действительно, становится синтоном, когда он направляется не на партнера, а на себя, на свои поступки, проблемы, внешний вид, на нейтральные объекты: на героя фильма, на сборник анекдотов, на участников концерта и т.п. Гегель утверждал, что юмор есть «светящееся противоречие», увидеть которое дано не всем, но посмеяться над которым хочет, наверное, каждый.

Искусство общения заключается, в частности, в том, чтобы уметь направлять свой юмор, свои шутки и шутки партнера в нейтральное русло.

Особенно это оправдано в том случае, если общаешься с незнакомым человеком, «личностный рисунок» которого вам в основном совершенно неизвестен.

Некоторые авторы считают, что критика в общении является конфликтогеном. На самом деле такая позиция носит относительный характер. Не следует забывать о том, что критика не обязательно должна быть опасной и «прокурорской». Критика может и должна носить деликатный, созидающий, конструктивный, творческий характер. Подобная критика ни в коем случае не может быть конфликтогенной и, наоборот, если она приносит человеку ощутимую пользу, если она приносит много нужной информации, которую человек может использовать для удовлетворения своих потребностей и интересов, то она становится синтонной.

Можно приводить много примеров, иллюстрирующих взаимопереход синтонов и конфликтогенов. Этот взаимопереход находится в прямой зависимости от объективных и субъективных факторов, от сложившейся ситуации. Приветливость может превратиться в бесцеремонность, доброжелательность в назойливость.

Так в условиях так называемого информационного голода в «замкнутых группах», все «мелочи общения» начинают приобретать все возрастающее, гипертрофированное значение и могут становиться конфликтогенами. Синтонное общение чрезвычайно важно как с незнакомыми, так и с самыми ближними, так как именно в общении с близкими человек нередко забывает, или просто не придает особого значения вниманию, заботе, тактичности, без которых любой человек чувствует себя дискомфортно. Так же есть способ позволяющий достичь максимально бесконфликтного общения, это способ избегания оценок или способ максимальной безоценочности (или минимальной оценочности) общения.

Так как общаться совсем без оценок даже теоретически и даже при самом большом желании невозможно, то и предлагается способ максимальной безоценочности. Оценки в общении проявляются не только на вербальном, но и на невербальном уровнях: в поступках, мимике, жестах. Так, к примеру, если человек всегда вежливо умеет обращаться, но фактически не замечает присутствия окружающих, всегда первым проходит в дверь, берет без приглашения со стола «лучший кусок», может позволить себе не вернуть взятую книгу вовремя, может позвонить тогда, когда вы уже спите и т.д то здесь имеет место проявление косвенной самооценки и оценки окружающих Оценки проявляются в процессе выбора и выражения синтонов или конфликтогенов и отражают, в конечном счете, меру признания или непризнания ценности партнера по общению. Конечно же, желательно, чтобы оценки эти носили максимально положительный и искренний, а не лицемерный характер.

К сожалению, как показывает практика, давать положительные оценки партнеру по общению в виде комплиментов, в частности, умеют далеко не все и не всегда и, более того, далеко не все и не всегда могут правильно истолковать и принять такие оценки.

Сказанное вовсе не означает, что положительные оценки делать нельзя, наоборот, комплименты делать можно и нужно, но умело, к месту и искренне. Поэтому принцип максимальной безоценочности не означает полный отказ от оценок, он означает отказ от таких отрицательных и даже положительных оценок, которые могут стать конфликтогенными.

Положительная оценка может стать конфликтогеном и тогда, когда она не совпадает с самооценкой человека. Человек есть огромный клубок сложнейших противоречий, и понять его самооценку и тем более изменить ее по существу невозможно. Впрочем, в каждом человеке можно найти не только отрицательные, но и положительные качества, черты характера, свойства.

Отрицательные оценки открыто желательно вообще не высказывать (даже знакомым и даже наедине), особенно опасно для сохранения бесконфликтного общения делать это на людях. Положительные оценки, комплименты высказывать, естественно, можно и нужно, но в меру и деликатно. Но при этом должна быть определенная уверенность в том, что эти комплиментарные оценки не станут конфликтогенами: даже положительная оценка при «пристройке сверху» может стать конфликтогеном.

Положительная оценка «какой ты молодец», высказанная снисходительно, «сверху», становится конфликтогеном. Поэтому, как известно, комплименты также нужно уметь делать, иначе они могут превратиться в свою противоположность. Важно учитывать все антропологические особенности партнера по общению, уровень его культуры, уровень его самооценки, то есть множество самых разнообразных факторов. Многие из тех комплиментов, которые можно было бы сделать в данной ситуации по отношению к незнакомому человеку, могут не стать синтонами.

Так, однажды на художественной выставке одному из художников был сделан комплимент: «Это профессиональная работа!». Однако, художник, которому был предназначен этот комплимент, по всем внешним признакам остался недоволен, так как, как потом удалось узнать, он был профессиональным художником, а не любителем и если бы комплимент прозвучал несколько иначе (например, «Это высоко профессиональная работа!», то он, наверное, остался бы доволен). Поэтому прежде чем судить кого-то или давать оценку, нужно вначале постараться лучше узнать человека, узнать его вкусы и взгляды, потребности и интересы, а только уже потом принимать решение о форме оценки и комплимента.

Важно учитывать также реакцию окружающих на высокую оценку и если она несправедлива, то она может стать конфликтогеном в отношениях с другими партнерами по общению: если сделать комплимент недостойному его, то уже окружающие могут обидеться на такую несправедливость. Как отмечают психологи, совсем не страшно, если положительная оценка «опережает» действительные достоинства человека: он будет за ней тянуться, будет стараться ее оправдать.

Однако такое утверждение справедливо, наверное, не для всех, так как, в зависимости от психотипа личности, реакция может быть и иная: человек может просто зазнаться и незаслуженно «починать на лаврах». Станет ли положительная оценка синтоном в общении зависит также от уровня самооценки, от чувства собственного достоинства того человека, которому она предназначена.

Однако, как показывает опыт, дать адекватную оценку себе и окружающим могут далеко не все. Способ избегания оценочных суждений в процессе общения как потенциальной основы, питательной почвы для возникновения конфликтных ситуаций не означает, что из общения нужно изъять те оценки, которые, без всякого сомнения, являются синтонными. Восхищение, естественно, должно быть искренним, «от всей души» и относится как к отдельным качествам человека, ценность которых не может вызывать сомнение, так и к ценности человека самой по себе, независимо от каких-либо качеств: такое восхищение основывается, как правило, на любви.

Относительно отрицательных оценок в общении говорить особо нет смысла, так как они являются зоной повышенной конфликтогенности. Несомненно, закрыть глаза на явные, порой вопиющие недостатки человека просто нет никакой возможности, однако это не может означать, что наличие у человека каких-либо неприятных для кого-то качеств дает ему право экстраполировать свои частные оценки на выражение самоценности человека, на его достоинство.

Каждый человек имеет свою «чудинку», свои «секретные недостатки». Искусство бесконфликтного общения связано именно с тем, чтобы поставить достоинство человека выше этих преходящих слабостей и недостатков. Сам же человек не должен все-таки только эмоционально относится к высказанным в его адрес отрицательным оценкам, проявлять при этом панику и считать, что причина для конфликта уже есть. В общении человек чаще ищет не беспристрастной оценки, а сочувствие, сострадание, защищенность.

Этика общения учит становиться выше слабостей и недостатков партнера по общению, стараться «не замечать» их или «обходить стороной», акцентируя внимание на действительных его достоинствах. 3. Управление ситуацией. Надо, чтобы не «стихия управляла нами, а мы управляли стихией». Здесь есть, однако, одна опасность. Можно невзначай сбиться на манипулирование. Это ведь тоже управле­ние ситуацией. Но мы стре­мимся к справедливости.

Справедливое управление ситуацией — и в неуправляемом конфликте, и в холодной на­пряженности, и в избегании? А манипулятивное управление ситуацией чаще происходит на бессозна­тельном уровне под влиянием иррациональных психических сил. По большому счету преодоление манипуляторской тенденции к себе — это тоже не стихия владеет мной, а я — стихией. Чтобы можно было управлять ситуацией ниже приведена схема «Как располагать к себе людей». Такая схема помогает понять в роли кого выступает тот или иной человек: конфликтоген он или синтон, либо придерживается нейтральной позиции.

Таблица конфликтогенов и синтонов

А.П. Егидес соединил в одну таблицу варианты конфликтогенного, нейтрального и синтонного поведения. Подробнее - см. книгу «Лабиринты Общения или как ладить с людьми»


Алексей Владимирович Баранов 17 мар 18, 03:17
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Как противостоять манипуляции. Техники психологической защиты

Многие из нас в общении сталкиваются с людьми-манипуляторами, которые тем или иным способом пытаются добиться нужного им результата. От таких людей можно и нужно защищаться психологически.



Вот 19 способов психологической защиты от навязчивых и манипулятивных действий, при использовании которых нужно соблюдать определенные правила:

- использовать четкие языковые формулировки;
- правильно подобрать интонацию;
- основательность в ответе, что достигается при помощи выдержки пауз и показательной неторопливостью и спокойствием.

Достаточно эффективные способы блокировки нежелательных или неуместных попыток манипулирования. Важно в каждом конкретном случае выбрать подходящий моменту, либо несколько, и научиться их использовать.

Прием 1. Техника бесконечного уточнения

Можно применять, когда собеседник эмоционально требует что-либо или сыплет обвинениями. В этом случае постарайтесь как можно подробнее расспросить и точнее выяснить все, что с ним происходит, не вступая в спор, не объясняя и не оправдываясь. Собеседник может усиливать давление, побуждая вас сопротивляться, но вы не должны на это поддаваться и всячески показывать, что хотите выяснить его мнение.
Умело заданный вопрос потребует содержательного и развернутого ответа, активизирует собственные интеллектуальные усилия. Чтобы задать вопрос или ответить на него по сути, нужно подумать. За это время частично эмоциональный всплеск может уменьшиться и беседа будет более рациональной. Кроме того, вы выигрываете время, которое будет тратиться партнером на обдумывание ответа. Задавая уточняющий вопрос, вы получаете время и энергию чтобы сдержать ваши чувства.

Прием 2. Наведение тумана или Техника внешнего согласия

Эта техника особенно эффективна для нейтрализации несправедливой критики или откровенного хамства. Суть ее в том, чтобы внешне соглашаться, но при этом не менять своей позиции. Например: "Какая интересная мысль! Нужно будет об этом подумать ...", "Я подумаю над тем, как учесть ваше замечание в работе", "Я подумаю, имеет ли это ко мне отношение";"Возможно ..."

Прием 3. Техника "испорченная пластинка"

В ответ на агрессивность формулируется содержательная фраза, с важной информацией для нападающего. Фраза должна быть такая, чтобы ее можно было повторить несколько раз, при этом не нарушая рациональности разговора. Произносить ее нужно в одной и той же интонации. В этой технике используется старое правило:
Сначала говорите, что именно собираетесь сказать. Затем говорите что хотели сказать. Затем скажите, что именно вы сказали.

Прием 4. Английский профессор

В этой технике нужно корректно выразить сомнения в том, что выполнение чьих-то требований не нарушит ваших прав:
"Джордж, вы не могли бы говорить чуть медленнее и более короткими фразами, чтобы я мог переводить более точно?» «Боюсь, что нет ... Понимаете, говорить быстро и длинными фразами - это мой стиль и часть мой личности"

Возможные варианты ответов:

"Это является частью моих убеждений", "Если я сделаю это, то буду уже не совсем я", "Это не вяжется с моим представлением о себе".

Прием 5. Спокойствие и отчужденность

Эффективная психологическая защита требует определенного психологического холода и отчужденности. Гнев, страх, злость, удивление, радость придется заблокировать до того, как будут сделаны конкретные действия по психозащите. Если эмоцию полностью заблокировать сложно, то можно ее усложнить и определенным образом трансформировать - злость и ненависть подать в виде сарказма, страх и удивление - как настороженность, радость заменить иронией и др. Если вы не сдержитесь и покажете вашу рассерженность - проиграете.

Прием 6. Поиск и применение дополнительных факторов, которые могут повлиять на ситуацию

Всегда есть факторы, работающие в вашу пользу - это могут быть люди, время, общественные стереотипы, какие-то параллельные события. Пригодиться может все, что манипулятор исключил из своего поля зрения. Кто спланировал общение дома? - Перенесите его на улицу! На вас пытаются влиять наедине? - Обсудите тему в компании! Меняйте ситуационное поле так, чтобы оно стало чуждым и не комфортным для манипулятора и давало вам определенное преимущество.

Прием 7. Предыдущие тренировки на чужом поле

Будет полезным периодически практиковать нетипичное для себя поведение - делать и говорить то, чего от вас совсем не ждут в силу сложившегося стереотипа и личностных представлений. В первую очередь это сделает вас менее предсказуемым, увеличит степень свободы поведения, а значит менее поддающемуся чужому влиянию.

Прием 8. Чужая оценка ситуации не поможет

Если вы согласились и приняли чью-то оценку ситуации и будете планировать свои действия руководствуясь ней, будьте уверены манипулятор своего добился. Более того, нужно не просто отвергать чужую оценку событий, ситуации, но и, непременно, озвучивать собственную. Ваше избавление от навязанных кем-то рамок можно, к примеру, начать с фразы: "А вот вижу это немного по-другому...» - и дальше уже рисуйте картину, выгодную вам.

Прием 9. Не принимайте навязанных обязательств

Лучше перетерпеть кратковременную потерю денег, времени и сил, чем согласиться выполнять некритичные для вас обязательства, тем более навязанные. Нужно исходить, прежде всего из того, что является важным для вас лично и выполнять обязательства перед самим собой.

Прием 10. Изменить отношения возможно

Помните, что любая межличностная ситуация обратима: всегда существует возможность сделать шаг назад в любой межличностной ситуации и сказать контролирующему и манипулирующему лицу (или это шеф, или супруг (а), или политик и др.): "Я могу продолжать жить без твоей любви, дружбы, привязанности, плохого отношения, даже если жизнь будет тяжелой для меня - пока ты не перестанешь делать А и не начнешь делать Б ".

Прием 11. Избегайте спровоцированных бездумных действий

Никогда не соглашайтесь делать что-то немедленно, особенно если очень сомневаетесь. Оставьте время для обдумывания ситуации и получения недостающей, дополнительной информации. Следует также настаивать на выразительных объяснениях, почему нежно спешить. Невразумительные объяснения является явным признаком обмана или недостатком знаний у якобы осведомленного собеседника.

Прием 12. Критически воспринимайте ситуационные требования

Нужно всегда критически оценивать любые ситуационные требования, какими бы общепринятыми они ни казались: ролевые отношения и правила всегда должны быть понятными, но далеко не всегда их нужно принимать. Групповые ритуалы, лозунги, обязанности и обязательства - все это кому-то и для чего-то нужно. Требования, вытекающие из ситуации, далеко не всегда обязательны к исполнению.

Прием 13. Не бывает простых решений, почти не бывает

Если кто-то вам предлагает "простые решения" ваших сложных личных, социальных и других проблем, то это, скорее всего, является неправдой. Так не бывает в принципе.

Прием 14. Мгновенной "дружбы" не существует

Со стороны незнакомых или малознакомых людей не существует такого понятия, как внезапная и безусловная любовь, доверие или дружба. Это всегда можно получить только в развитии отношений, со временем и обычно включает взаимообмен, преодоление и соучастие - предварительную работу с обеих сторон. Поэтому "внезапная любовь" и "внезапная дружба", скорее всего, является своего рода искусственно создаваемой симпатией, которую манипулятор использует для более успешного на вас воздействия и получения необходимого результата.

Прием 15. Отделяйте себя от всех

Следует избегать ситуаций, когда обращаются и указывают "всем", а не лично вам. Подобные ситуации предполагают очень мало личного контроля и свободы, поэтому следует определить пределы своей автономии и подготовить на всякий случай психологические и физические пути для отхода.

Прием 16. Ваши ошибки - ваша проблема

Старайтесь сразу распознать симптомы "чувства вины", что провоцируется у вас кем-то, и никогда не действуйте, исходя из этого мотива. Ошибки всегда неизбежны, но это только ваши ошибки. Поэтому не спешите исправлять их способом, запланированным явно не вами.

Прием 17. Даже типичные ситуации не одинаковы

Обращайте внимание, как вы поступаете в "типичной ситуации". Действовать бездумно, повинуясь привычке и стандарту недопустимо. Помните, любая "типичная ситуация" всегда слегка отличается, а если вы будете поступать прогнозируемо и шаблонно, этим можно воспользоваться.

Прием 18 Не связывайте себя прошлым поведением

Когда кто-то вспоминает о вашей "надежности" - всегда стоит насторожиться. Нет никакой необходимости поддерживать соответствие между вашими действиями в разные моменты времени - ведь и вы и ситуация могут меняться. Поэтому статус "надежного" всегда слегка фальшивый, поскольку предполагает, что вас подталкивают поступать исходя не из ситуации, а из самого статуса "надежности". Гораздо лучше звучит по смыслу "адекватности ситуации".

Прием 19. Решили - действуйте!

Недостаточно просто осознать, что вами манипулируют, - будьте готовы открыто не повиноваться, защищать свои интересы, бросать вызов, а также понимать и принимать последствия такого поведения.


Алексей Владимирович Баранов 18 фев 18, 17:40
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Изучение сознания в когнитивной психологии

Психолог Иван Иванчей о феноменальном опыте, нейрональных коррелятах сознания и имплицитном научении

Сознание — это одна из самых сложных и интересных проблем в истории европейской мысли. Психология, которая вышла из философии в XIX веке, сделала сознание центральным предметом своего изучения. Но интересно отметить, что психология и сделалась отдельной наукой, для того чтобы эмпирически изучать сознание в лаборатории. Первая лаборатория, созданная Вильгельмом Вундтом в Лейпциге, была посвящена проблемам сознания. И в XIX веке довольно много психологов изучали сознание экспериментальными путями.

В XX веке доминирующей парадигмой в психологии стал бихевиоризм, то есть попытка объяснять всю психологическую жизнь человека только с помощью поведения. Бихевиоризм использовал в качестве своей методологии позитивизм, причем понимаемый очень вульгарно и примитивно. Позиция заключалась в следующем: изучать можно только те феномены, которые можно объективно наблюдать от третьего лица, то есть только наблюдаемые процессы. И на 50 лет сознание как по определению субъективный феномен ушло из психологии.

В 1960-х годах появилась когнитивная психология, которая отказалась от этого принципа изучения только наблюдаемых непосредственно явлений и стала изучать ненаблюдаемые процессы обработки информации. Но когнитивисты, как и все психологи за свою историю, хотели остаться в семье естественно-научных дисциплин и поэтому сознания все равно сторонились. Сознание не вернулось в психологию вместе с когнитивной революцией. А вот биологи (в частности, нейробиология продемонстрировала удивительные успехи на протяжении XX века), у которых никогда не было комплекса неполноценности по поводу таких вещей, начали интересоваться сознанием. И к 1990-м годам они начали задавать вопросы: «Каковы функции сознания?», «Как оно появляется в мозге?», «Как оно появляется в эволюции?»

В 1994 году в Тусоне, американском городе, произошла большая конференция, где собралось большое количество исследователей сознания из разных дисциплин. Это биологи, физики, психологи, философы. Там было много обсуждений, докладов, которые впоследствии стали легендарными. И можно сказать, что 1994-й стал годом, когда проблема сознания вновь была легитимизирована в науке, в естественной науке. И когнитивная психология тогда же взялась за эту проблему.

Что можно изучать в сознании с точки зрения когнитивной науки? Во-первых, изучать феноменальный опыт. У меня, у вас, у каждого из нас есть цельная картинка окружающего мира, причем эта картинка включает в себя агента, субъекта, который наблюдает за внешним миром, который отделяет себя от окружающего мира. Непосредственное переживание картинки окружающего мира ― это и есть феноменальность сознания. В когнитивной психологии пытаются ее изучать.

Второй аспект сознания, который изучается в психологии, ― это то, что можно назвать условно когнитивными коррелятами сознания. Когнитивная психология изучает процессы переработки информации, они могут быть осознаваемыми и неосознаваемыми. Соответственно, разница между тем, что же происходит, чем функционально различаются осознаваемые и неосознаваемые процессы обработки информации, — это область изучения когнитивных коррелятов сознания.

Третий момент — изучение нейрональных коррелятов сознания. Нейронауки сейчас неотделимы от когнитивной психологии, и поэтому так или иначе почти всегда эти области пересекаются. Но я буду говорить о первых двух вещах ― о феноменальности сознания и о когнитивных коррелятах.

Итак, когнитивные корреляты сознания. Сама постановка проблемы стала возможной или стала актуальной, когда на протяжении второй половины XX века было показано, что огромное количество когнитивных процессов, в том числе и высокоуровневых, может протекать без участия сознания. Это было показано в разных областях психологии, в частности в исследованиях восприятия. Если человеку на 30 миллисекунд (это одна тридцатая секунды) предъявлять какое-нибудь слово, то окажется, что человек совершенно не замечает, что было что-то показано. Максимум, что он видит, — какую-то вспышку на экране. Но это слово обрабатывается мозгом и влияет на последующую обработку информации. Предположим, если на такое короткое время показывать слово «река», то слово «берег», следующее после этого уже на осознаваемом уровне, будет обрабатываться намного быстрее, чем слово «телевизор», потому что «берег» и «река» семантически связаны. Иными словами, происходит семантическая (смысловая) обработка стимулов без участия сознания.

Похожие результаты были получены и в исследованиях памяти. Например, мы можем проводить такой эксперимент с испытуемыми, у которых наблюдается амнезия, то есть они не могут переводить информацию из кратковременной памяти в долговременную. Если им предъявить набор слов, то через 10 минут зачастую такие испытуемые не могут вспомнить вообще сам факт того, что какие-то слова им предъявлялись. И они не могут произвольно воспроизвести этот список и даже отдельные слова из этого списка. Но можно использовать разнообразные тесты, которые показывают, что все-таки эти слова сохранены в памяти человека.

Предположим, мы даем список слов, точнее, слогов, которые можно дополнить до целого слова. Например, мы предъявляли в первом списке человеку слово «банан», а здесь написано «бан», и мы просим его дополнить просто до конечного слова. Все эти слоги подобраны таким образом, чтобы дополнить можно было до разных слов. Например, слог «бан» можно дополнить как до «банана», так и до «банки». И оказывается, что испытуемые с амнезией, которые не могут воспроизвести никакие слова, которые им предъявляли, дополняют в тесте слова до тех, которые были раньше, а не до других, даже если частотность этих слов выровнена. То есть они им приходят в голову. Этот феномен называется имплицитной памятью и достаточно хорошо изучен. Показано, что это надежное явление, которое действительно наблюдается.

Третий пример, который можно привести, ― это имплицитное научение. Это феномен усвоения сложных закономерностей в окружающей среде без участия сознания. Эксперименты показывают, что человек может научиться различать два класса объектов на основе какого-то признака, но быть неспособным назвать, что это за признак.

Когда такое большое количество неосознаваемых феноменов было открыто, встал вопрос: а зачем вообще нужно сознание, если такие сложные процессы могут протекать без его участия? Вопрос стал актуальным и отчасти подвинул когнитивную психологию к тому, чтобы заняться проблемой сознания.

Здесь есть один интересный момент с точки зрения методологии. В этом месте сталкиваются методика исследования, экспериментальные методы и теория сознания. Для того чтобы мы в эксперименте могли сказать, что человек что-то не осознал, нам нужно иметь критерий осознания, который явным или неявным образом подразумевает какие-то теоретические представления о том, что же сознание делает, для чего оно нужно.

Например, если мы предъявляем человеку на очень короткое время какое-то слово, то самая первая идея, которая может прийти в голову, — мы можем спросить человека, что он увидел. Если человек говорит, что ничего не видел, или не может назвать слово, то мы делаем вывод, что он не осознал. А если он называет слово, то мы делаем вывод, что он осознал эту стимуляцию. Здесь заложена идея того, что сознание как-то связано с вербализацией ― способностью сформулировать вербально психические репрезентации, которые у нас есть, и передать их другому человеку.

Довольно быстро было показано, что вербализация непрямыми способами связана с сознанием. Прежде всего, когда человек ничего не может сказать, на самом деле сознание не пусто, человек может осознавать фрагменты стимулов, что-то чувствовать по их поводу. При этом не может обернуть это в вербальные конструкции. В жизни тоже часто такое происходит, когда мы что-то чувствуем, знаем, но не можем сформулировать вербально. И все исследователи, которые изучают детское развитие, да и каждый родитель, предполагают, что дети чувствуют боль сознательно и какие-то сознательные переживания у них есть. Естественно, вербализация никак не может помочь нам разрешить проблему того, осознает ли человек, который находится в коме, что-нибудь или нет, потому что сказать он нам ничего не может, но не факт, что это говорит о том, что он не осознает.

Другой пример когнитивных коррелятов сознания — изучение контроля. Связь контроля и сознания — идея не новая, но в когнитивной психологии были проведены изящные эксперименты, которые демонстрируют сущностную связь этих двух явлений.

Давайте вернемся к примеру эксперимента, где испытуемым с амнезией предъявляли списки слов для запоминания. Если сравнить группу больных амнезией и группу здоровых испытуемых, что будет наблюдаться? Здоровые испытуемые, если им предъявить список из 20 слов, смогут произвольно воспроизвести какую-то часть этих слов через 10 минут или через час. Больные амнезией не смогут этого сделать. Если мы даем им тест на дополнение слов, про который я уже говорил, то оказывается, что и больные амнезией, и здоровые испытуемые дополняют эти слова с примерно одинаковой точностью до тех, которые были в списке, раньше предъявляемом. Но самое интересное происходит, когда мы просим испытуемых дополнять до слов, которых не было в списке раньше. Здоровый испытуемый, если он помнит, что ему предъявлялось слово «банан», а он видит слог «бан», может отфильтровать слово «банан» и написать «банка». Испытуемые с амнезией, с имплицитной памятью не могут этого сделать. Они также дополняют этот список до тех слов, которые им раньше предъявлялись. Таким образом, сознание позволяет нам контролировать поведение. Причем важно не инициировать какое-то произвольное поведение, а именно отфильтровывать поведение, которое нужно затормозить.

Еще один интересный пример исследований когнитивных коррелятов сознания был сделан в рамках изучения того, как сознание встраивает поступающую информацию в окружающий контекст. Энтони Марсел был пионером исследований подпорогового восприятия, то есть восприятия на таком уровне, который не достигает порога осознания. И он проводил такой эксперимент: он предъявлял подпороговые праймы, то есть стимулы, которые предъявляются на 30 миллисекунд и не осознаются человеком, и использовал двойственные слова, имеющие два значения (например, кисть может быть и инструментом художника, и частью тела), и он предъявлял прайм, а затем целевое слово, на которое человек должен был реагировать, как-то его опознавать. Это могло быть слово, связанное либо с одной интерпретацией, например «художник», либо с другой интерпретацией, например «рука».

Но Марсел добавлял еще одну вещь ― он задавал контекст всей ситуации. Например, большими буквами в начале пробы писал «живопись» или «тело», задавая таким образом контекст всей пробы. Оказалось, что если предъявлять прайм «кисть» на подпороговом уровне, когда человек не осознает, то ускоряется обработка обоих значений ― и значения «рука», и значения «художник». В то же время если давать прайм чуть-чуть надпороговый (то есть предъявлять на 50–60 миллисекунд, когда мы уже можем заметить слово «кисть»), то, если было написано «живопись, кисть, художник», восприятие «художника» сильно ускоряется ― это слово, которое соответствует контексту. Человеку легче опознать слово «художник», чем нейтральное слово, а восприятие слова «рука» сильно замедляется, тормозится в такой ситуации.

Казалось бы, осознание какого-то объекта тормозит наше восприятие, снижает его точность. Но на самом деле все намного интереснее: сознание на самом деле выбирает одну из интерпретаций поступающей информации, которая встраивается в наш актуальный жизненный осознаваемый контекст. Это такая продуктивная работа, которая на самом низком уровне может выглядеть как неэффективность, и на самом деле это большой выигрыш, потому что сознание строит согласованную картину окружающего мира.

А теперь поговорим про феноменальность сознания. Как она изучается в экспериментах? Здесь намного меньше исследований, потому что это более трудная для понимания тема. Я приведу один пример — исследования свободы воли. Такая философская проблема, которая в рамках когнитивной науки стала эмпирической.

Все началось с исследований Бенджамина Либета, который в своих экспериментах делал следующее: просил людей в любой момент времени, когда они захотят, двинуть либо правым пальцем, либо левым. И он показал в своих экспериментах, что если мы фиксируем активность мозга, активность коры головного мозга, то можно зафиксировать в двигательной коре возбуждение еще до того, как человек скажет нам, что он захотел подвигать правым или левым пальцем. То есть по активации коры можно сказать, каким пальцем захочет двигать человек. Эти исследования много раз повторялись, оспаривались, но сейчас это достаточно надежный факт. Можно действительно предсказать по активации мозга, какой выбор сделал человек в такой ситуации.

Чувство того, что мы чего-то захотели, возникает после того, как на самом деле поведение уже подготовлено. Процесс этого чувства контроля (по-английски обычно используется термин sense of agency) изучается как раз когнитивной психологией. Обычно для этого используются такие экспериментальные установки: у человека есть какой-нибудь джойстик, который он двигает, и на экране происходят какие-то события, они могут быть либо связаны, либо не связаны с тем, что делает человек, как он двигает рукой. Оказывается, что в одинаковых условиях связи движения руки и происходящего на экране человек может совершенно по-разному ощущать свой контроль над этой ситуацией.

Есть разные способы измерения чувства контроля. Например, можно просто попросить человека по восьмибалльной шкале оценить, насколько он контролировал то, что происходит на экране компьютера. А есть более интересные способы. Например, метод сенсорной аттенюации, основанный на предыдущих экспериментах, в которых было показано, что если человек чувствует, что он контролирует ситуацию, то последствия своих действий он воспринимает менее интенсивно с точки зрения ощущений. Если человек нажал кнопочку и через несколько секунд раздался сигнал, то, если человек осознает, что это он стал причиной действий, громкость ему кажется более низкой. Замеряя то, насколько человек ощущает эти сигналы, можно изучать его внутренние ощущения, чувство контроля, не спрашивая у человека напрямую.

Что же мы знаем о сознании на сегодняшний день? Сознание — это некоторый механизм в мозге, который выстраивает непротиворечивую картину мира, который позволяет нам контролировать наше поведение и в то же время позволяет нам объяснять его, строить интерпретации происходящего в окружающем мире.

Мне кажется, что в ближайшие годы, в ближайшие десятилетия наиболее актуальным вопросом в области исследования сознания будет изучение феноменальности сознания, потому что эта проблема более трудна для описания, чем исследования когнитивных коррелятов. Тут я процитирую Майкла Газзанигу, который говорит, что важнейшим шагом на пути объяснения феноменальности сознания будет создание нового языка описания этого феномена ― описания, понимания, обсуждения. Напомню, что в науке очень важно не только ставить вопросы и искать ответы на них, но ставить вопросы таким образом, чтобы на них можно было найти эмпирический ответ. И мне кажется, что когнитивная психология в этом смысле сыграет важнейшую роль, потому что она переводит абстрактные теоретические конструкции из философии на уровень проверяемых экспериментальных гипотез и дальше позволяет проводить их к нейронаукам, которые могут изучать эти процессы в мозге.


Алексей Владимирович Баранов 28 дек 17, 18:01
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Барьер Коммуникации

Пример разночтений в Меж-Культурном Диалоге:



Изначальный Текст поста (на Русском):

Я усвоил урок из нашего с вами взаимодействия: ИНТЕГРАЛЬНЫЕ (по Кену Уилберу) культурные рамки лингвистической Компетентности (Семиотика) и когнитивные процессы, а также - Знания, Умения, Навыки и Опыт (Образовательные Акцентуации) - у нас разные ...
Надеюсь, я , в том числе и этого.
Возможны ошибки в Интерпретации Смыслов и Контексты во время Межкультурного Диалога ...
Есть такая поговорка: «Всё, что ни случается - к лучшему». Будем учиться налаживать Контакт.
Если вы не возражаете, то я буду публиковать Материалы на Форуме на Русском Языке: для того, чтобы избежать Разночтений ...
Возможно - причина недопонимания в диалогах - в некачественном машинном переводе с русского на английский и наоборот ...
"Вселенная - Сфера Дружественная!" (Одна из Базовых Пресуппозиций в НЛП).



Текст перевода с Английского с учётом лингвистических правок:


Я узнал мой урок нашего сотрудничества: Интергальная (по Кену Уилберу) культурная и лингвистическая компетентность (семиотика), познавательные процессы и знания, навыки и опыт (образовательный акцент) - у нас есть другие ...

Надеюсь, я, в свою очередь, буду полезен читателям блогов, включая это.

Возможные ошибки - в интерпретации ценностей и контекстов в ходе межкультурного диалога ...

Есть поговорка: «все, что происходит, происходит по лучшему». Мы учимся общаться.

Если вы не возражаете, я опубликую на форуме на русском языке: во избежание неоднозначности ...

Возможная причина недопонимания - в диалогах с плохим механическим переводом с русского на английский и наоборот ...

«Вселенная дружелюбна!» (Один из главных столпов НЛП).


Алексей Владимирович Баранов 18 ноя 17, 16:57
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Вредные и побочные последствия психотерапии

О чем стоит знать заранее?


В интернете существует множество статей о пользе психотерапии, психологического консультирования и разнообразных тренингов личностного роста, но все ли так хорошо и одинаково полезно, как утверждают мои коллеги. У всего есть обратная темная сторона и я считаю, что более честным будет предупредить своих клиентов о возможных последствиях, прежде чем они пойдут ко мне на длительный курс психотерапии.
1. Первое время Вас будет «колбасить»
Как только Вы решитесь пойти на личную психотерапию, первое, что Вы обнаружите — это множество подавленных чувств и переживаний, которые удерживались в Вашем теле на протяжении длительного времени. Контакт с этими переживаниями избавит Вас от привычного напряжения, и высвободит большое количество энергии, к которой придется привыкать и учится выдерживать. Именно проживание периода привыкания и умения перенаправлять свою освобожденную энергию в новое русло и ощущается как время, когда Вас «колбасит».
2. Вас будут считать агрессивным и слишком чувствительным
Развитие навыка отстаивания личных границ является одной из ключевых целей гештальт-терапии. Потому как осознавая подавленные чувства, Вы вдруг сталкиваетесь с несколькими новыми для себя вещами:
1) У Вас есть болезненные места, которые лучше оградить,
2) Вы можете обнаружить, что делаете много вещей, которые совсем не хотите делать и, более того, и не обязаны их делать.

Прочертив свои личные границы, Вы начнете их защищать: будете отказываться идти на недопустимые для Вас уступки; во взаимодействии с окружающими появится намного больше посланий «со мной так нельзя». Все это может вызывать недоумение: «Ведь ещё недавно (до психотерапии) это был такой прекрасный, воспитанный и удобный человек».

3. Ваши взгляды на жизнь могут сильно измениться
Страх того, что общение с психологом может сильно поменять человека, довольно распространен. И в этом опасении есть часть правды. За время психотерапии Вы можете обнаружить у себя множество убеждений, которые были усвоены от ближайшего окружения. Тут и начинается самое интересное. Если проверять эти убеждения, то выясняется, что многие из них являются устаревшими, вредными и никак не помогающими в реализации Ваших потребностей. В результате работы с терапевтом взгляд на многие вещи сильно изменится. Поэтому, если Вы этого боитесь, то лучше не ходите к психотерапевту.
4. Вы станете больше рисковать
Кроме способности выстроить для себя безопасные личные границы, к Вам незаметно подкрадется и нечто противоположное - Вы начнете больше рисковать: будете смелее знакомится и требовать повышения зарплаты, уйдете с нелюбимой работы, ввяжетесь хтябы в пару авантюр, станете участвовать и создавать новаторские проекты и т. д. Иногда ваш риск будет заканчиваться только новым опытом, а иногда победой. Первый случай может стать новой темой обсуждений на сеансах личной терапии и приводить к ещё большим изменениям.
Окружающие перестанут понимать, что творится у Вас в голове, зато вы будете понимать, что творится у них. И это будет их пугать.
5. Взросление и развитие бывают болезненными
Встреча с правдой о себе часто достаточно болезненный процесс. Вы обнаружите в себе вещи, которые может и не хотелось бы знать, придется расстаться с милыми сердцу иллюзиями и мечтами, отвечать на неудобные для себя вопросы, старые отговорки теряют свою силу. А самое ужасное — это осознание факта, что только Вы сами и никто другой несете ответственность за то, как строится ваша жизнь.
6. Ваши привычки могут сильно измениться
Результатом психотерапии будет не только изменение взглядов на жизнь, но и привычек. Вам перестанут быть интересны прежние темы для разговоров, появятся новые интересы, способы проводить время и получать удовольствие. С Вами будет скучно пить, так как пить Вы будете скорее для вкуса, а не ради того, чтобы достичь состояния опьянения. Историй, за которые вам будет стыдно, а знакомым смешно, станет значительно меньше. В результате всего этого ваше дружеское окружение тоже может сильно поменяться.

7. Вы потеряете «последний стыд»
Чем дольше Вы будете проходить психотерапию, тем более свободным будете становиться внутри себя. Поначалу окружающие будут поддерживать Ваши изменения, но не всем людям нравится, когда Вы позволяете себе больше, чем они. Вы будете как раз из тех людей, которые «самые умные и им больше всех надо». Люди вокруг будут сильно возмущаться тем фактом, что Вы не сидите на месте и не хотите жить как большинство. А некоторые Ваши успехи и достижения будут встречены шквалом критики, раздражения и скрытой зависти.

8. Вас будут обвинять в эгоизме
В какой-то момент люди начнут говорить, что до Вас «невозможно достучаться». Любые попытки окружающих заставить Вас делать что-то, манипулируя стыдом или виной, будут тщетными. Заботясь о себе вместо того, чтобы «плясать под чужую дудку», Вы можете встретить обвинения в эгоизме. Хотя, к тому моменту, это не будет так сильно обижать, потому что Вы понимаете, что все это чужие проекции ( прим. - механизм психики, при котором собственные отрицаемые качества приписываются окружающим), но слушать подобные обвинения все равно неприятно.

Чем дольше вы будете проходить психотерапию, тем неудобнее будете становиться для окружающих. Те, кому жизненно необходимо манипулировать другими людьми, вообще не смогут переносить ваше общество.
9. Психотерапия рушит семьи
Когда Вы станете достаточно честны с самим собой, велика вероятность, обнаружить себя давно уже не счастливым в настоящих отношениях. Вам сразу захочется это изменить: признаться честно партнеру в своем состоянии и предложить все поменять. Если у Вас получится, то Ваши отношения станут крепче и счастливее, если нет — то, скорее всего, со временем вы расстанетесь. Ну или просто смиритесь — такое тоже бывает, но редко.

10. Вы можете влюбиться в терапевта
Такие опасения тоже нередки среди незнакомых с психологией людей. Рано или поздно при длительной работе с терапевтом противоположного пола у клиентов возникает любовный перенос. Многие боятся этого, потому что считают, что сразу потеряют любовь к своему партнеру и будут стремиться ему изменить. В любом случае профессионал не будет вступать с Вами в романтические отношения, а использует ситуацию для того, чтобы Вы смогли лучше понять то, как вы строите отношения. Обычно, когда эта тема изучается достаточно глубоко, период острой влюбленности тоже проходит.

11. Вы можете сильно увлечься психологией и психотерапией
Если спросить людей, почему они не ходят на психотерапию, то часто можно услышать ответ, что боятся попасть в зависимость от психотерапии. И эти опасения не напрасны. После обнаружения всех плюсов личной терапии, Вам захочется работать над собой все больше: дополнительно к личным встречам пойти на психологическую группу, посещать мастер-классы, отправиться получать дополнительное образование. Все это, как и с любым другими хобби, приведет к тому, что на психологию и психотерапию Вы будете тратить больше денег и времени. Хорошо это или плохо решайте уже сами.
12. Вас будут раздражать общепринятые клише и советы
По мере проживания своих травм и преодоления собственных ограничений, Вы обнаружите, что в обществе есть множество клише и способов поддержки, которые не работают. И поскольку приобретенные знания о себе и своей жизни будут даваться Вам большим трудом и усилиями, то желание окружающих давать бестолковые советы начнет раздражать.

Сильную злость будут вызывать обесценивающие способы поддержки на подобии «ты просто с жиру бесишься, а в Африке, между прочим, дети голодают» или «за то руки и ноги есть, а большего не надо». Разные клишированные советы вроде «просто полюби себя» и «будь позитивным, не зацикливайся на негативных чувствах» будут вызывать стойкое желание немедленно вразумить собеседника и приводить к конфликтам. Даже среди психологов не все могут справиться с подобными позывами.

13. Вы будете пытаться лечить окружающих
Так как Вы уже много чего прожили и знаете, то в какой-то момент у Вас появится желание собственноручно вылечить каждого попавшегося. Психологи в шутку называют это «синдромом перелеченого клиента». Им так же страдают многие начинающие и неопытные психотерапевты. Со временем это пройдет, но если вы не будете контролировать подобные позывы, то рискуете довольно быстро "достать" окружающих.

14. Вас будут принимать за сектанта
Учитывая все вышесказанное, Вы не только начнете вразумлять друзей и коллег, но и на волне эйфории рекламировать психотерапию и своего психолога всем окружающим. А поскольку большинству клиентов трудно описать, чем же эта практика так великолепна и необходима («Просто это работает!»), то они иногда выглядят со стороны как сектанты. Честно говоря, любые эмоционально заряженные призывы без конкретики выглядят как сектантские, поэтому будьте осторожны, когда Вам захочется поделиться контактом любимого психолога.

15. Если вы попадаете к профессионалу, то ваша жизнь действительно станет лучше. Если нет — в лучшем случае вам просто не смогут помочь
Не все психологи одинаково полезны, не все одинаково нужны. Иногда люди берутся за эту работу, не пройдя должного обучения. И если вы спросите можно ли сделать хуже - то да, можно. Можно ретравмировать и только усилить страдания, не позаботившись о банальной безопасности. Поэтому выбирайте психотерапевта, который обучался как минимум несколько лет, постоянно повышает уровень своей квалификации и принадлежит к известному профессиональному сообществу.

Алексей Владимирович Баранов 24 окт 17, 23:14
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Виды Любови

Древними греками была создана типизация видов любви, которая значительно была дополнена в середине прошлого века (D. Lee). Итак, любовь классифицируется, как:

Любовь и е классификация1. Эрос.Разрушительный и краткосрочный вид любви, характеризующийся: *повышенной псхоэмоциональностью (восторженностью, увлеченностью, страстью, идеализацией любимого человека, поклонением ему, зависимостью); *сексуальным влечением и непреодолимым желанием обладать любимым человеком полностью. Прекращается со «снятием розовых очков» и наступающим, вслед за ним, «отрезвлением», приводящих к расставанию.

2. Людус.Мимолетный, краткосрочный, потребительский (гедонистический)вид любви, характеризующийся: *базированием только на сексуальном влечении; *отношением к любви, как к спортивной игре/соревнованию; *стремлением получать, а не отдавать; *возможностью измены; *поверхностными и неудовлетворяющими взаимоотношения, толкающих на новые знакомства -отношения. Прекращается с появлением скуки или потерей интереса к партнеру.

3.Сторге.Дружественно-партнерский, долгосрочный вид любви, характеризующийся: нежностью, безмятежностью, спокойствием, комфортностью, дружбой; *любовники -друзья. Традиционно появляется после продолжительной дружбы или брака.

4.Прагма. Прагматичный, рациональный, рассудочный вид любви, сочетающий людус (любовь -игра) и строге (любовь -дружба), так называемая «любовь по расчету», характеризующаяся: *сознательным выбором партнера для серьезных и долгосрочных отношений, основанных на собственной выгоде; *обязательное наличие возможности полного контроля (чувств, эмоций и ситуаций); *зачастую длиться всю жизнь, делая в некоторых случаях, пару счастливой.Перерастает в иной вид любви.

5. Мания. Деструктивный, одержимый, зависимый и краткосрочный вид любви, сочетает эрос (любовь-увлечение) и людус (любовь-игра), характеризующаяся: *патологически-иррациональнойзависимостью от любимого человека, доставляя ему страдания; *тотальным болезненным контролем за объектом любви; *негативизмами (патологической ревностью и страстью, неуверенностью, тревогами, страхами и т.д.), *огромным психоэмоциональным напряжением. Исключение садомазохистские отношения.

6. Агапе. Альтруистичный, жертвенный ибескорыстный, синтезированный из эроса (любовь -увлечение) и строге (любовь-дружба), вид любви,характеризующаяся: *абсолютной самоотдачей, принятием любимого человека таким, каков он есть; *милосердием, нежностью, страстью и преданностью, *саморазвитием пары, *избавлением от негатива, *стремлением отдать больше, чем принять. Встречается крайне редко. Может быть у друзей (без сексуального влечения), сохраняется на всю жизнь, встречается в христианстве.

7. Филия. Истинный, безусловный, платонический вид любви, характеризующийся: любовью ради любви, духовным притяжением, абсолютным принятием, признанием и уважением любимого человека. Пример. Любовь матери к ребенку, С. Дали и Гала


Алексей Владимирович Баранов 11 мар 17, 08:30
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

15 книг-антиутопий, которые изменят ваше мнение об идеальном мире

Когда-то давно, в шестнадцатом веке, Томас Мор написал произведение под названием «Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия». В ней Мор описал идеальное общество, где все всегда хорошо и спокойно. И хотя на самом деле книга скучна, благодаря ей в литературе появилось сразу два художественных направления: утопия и антиутопия — жанр, в котором свобода личности сильно ограничивается государством, а вольнодумие жестоко наказывается.

AdMe.ru составил список лучших антиутопий всех времен, которые способны перевернуть ваше сознание.

 

 

Джордж Оруэлл «1984»

Роман описывает мир, разделенный между тремя тоталитарным государставами. Книга о полном контроле, уничтожении всего человеческого и о попытках выжить в мире ненависти. Роман неоднократно подвергался цензуре со стороны социалистических стран. Был запрещен в СССР. Купить

 

 

 

Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту»

451° по Фаренгейту — температура, при которой воспламеняется и горит бумага. Это мир будущего, в котором все письменные издания безжалостно уничтожаются специальным отрядом пожарных, хранение книг преследуется по закону, а интерактивное телевидение успешно служит всеобщему оболваниванию. Купить

 

 

 

Олдос Хаксли «О дивный новый мир»

Перед нами предстаёт общество, в котором, казалось бы, нет места боли и печали. Каждому человеку едва ли не с самого рождения внушается, что его место в обществе — самое лучшее; все обеспечены любыми нужными им благами. Если же всё-таки в душу закралась грусть — достаточно принять пару таблеток сомы, и от плохого настроения не останется и следа. Купить

 

 

 

Джордж Оруэлл «Скотный двор»

«Скотный двор» — притча, аллегория на революцию 1917 года и последующие события в России. Животный мир скотного двора долго терпел скотское обращение со стороны людей, но однажды это терпение лопнуло. Четвероногие взбунтовались и прогнали фермеров, ну а сами объявили себя свободной республикой под руководством свиней. Купить

 

 

 

Евгений Замятин «Мы»

Одна из самых знаменитых антиутопий мира. В двадцать шестом веке жители Утопии настолько утратили свою индивидуальность, что различаются по номерам. Во главе Единого Государства стоит некто, именуемый Благодетелем, которого ежегодно переизбирают всем населением, как правило, единогласно. Руководящий принцип Государства состоит в том, что счастье и свобода несовместимы. Купить

 

 

 

Энтони Бёрджесс «Заводной апельсин»

Это злая сатира на современное тоталитарное общество, стремящееся превратить молодое поколение в послушных воле вождей «заводных апельсинов». Умный, жестокий, харизматичный антигерой Алекс, лидер уличной банды, проповедуя насилие как высокое искусство жизни попадает в железные тиски новейшей государственной программы по перевоспитанию преступников и сам становится жертвой насилия. Купить

 

 

 

Татьяна Толстая «Кысь»

«Кысь» — актуальная антиутопия, страшная и прекрасная сказка о гибели нашей цивилизации, о мутировавших горожанах, дичающих в радиоактивных лесах, но главное — о деградации языка, все еще узнаваемого, но уже малопонятного. Купить

 

 

 

Андрей Платонов «Котлован»

В «Котловане» как в кривом зеркале отражены главные события проводившейся в СССР первой пятилетки: индустриализация и коллективизация.

Замечательный пример антиутопии, жёсткой сатиры на реалии быта и социального устройства советского государства. Купить

 

 

 

Кадзуо Исигуро «Не отпускай меня»

Кэти, Томми и Руд росли в закрытой школе. Учились, рисовали картины, играли в школьных спектаклях. Со временем они узнали, что их судьба — это донорство. Они были созданы специально для того, чтобы спасти безнадежно больных. И этих детей это не шокирует. Они безропотно готовятся к тому, чтобы сначала стать помощниками и скрасить последний дни своих товарищей, а потом и самим получить вызов на выемку. Купить

 

 

 

Курт Воннегут «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей»

Хотите представить себя на месте Билли Пилигрима, который ложится спать пожилым вдовцом, а просыпается в день свадьбы, входит в дверь в 1955 году, а выходит из нее в 1941-м? Нужно только научиться у тральфамадорцев видеть в четырех измерениях. Один вам совет: блуждая во времени, выбирайте двери, чтобы случайно не оказаться на бойне номер пять. Купить

 

 

 

Владимир Набоков «Приглашение на казнь»

В неназванной вымышленной стране молодой человек по имени Цинциннат Ц. ожидает казни, будучи заточен в крепость и приговорен к смерти за свою нарушающую общественный покой непрозрачность или, как говорится в заключении суда, «гносеологическую гнусность». Навещаемый «убогими призраками» охранников и родственников. Купить

 

 

 

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне»

В повести «Улитка на склоне» существуют два мира, два разных общества, каждое из которых живёт по своим законам. Мы видим мир глазами Кандида и Переца. Это ученые, люди мысли, которые не приемлют насилия и преследований. Оба они «больны тоской по пониманию» и до самого конца будут стремиться к истине, но каждый своим путем. Купить

 

 

 

Алекс Гарленд «Пляж»

Пляж — это кусочек рая на земле среди таиландских островов. Его обнаруживает группа людей. Полное отсутствие цивилизации и сплошная дикая природа пленяет всех людей, которые видят это. Об этом месте ходит масса слухов, его даже окрестили Эдемом. Но попасть туда не так-то просто. Чтобы там очутиться, нужно быть сообразительным, смелым и целеустремленным. Купить

 

 

 

Лорен Оливер «Делириум»

Недалекое будущее. Мир, в котором запрещена любовь, потому что любовь — болезнь, опаснейшая амор делириа, и человеку, нарушившему запрет, грозит жестокое наказание. Посему любой гражданин, достигший восемнадцатилетнего возраста, обязан пройти процедуру освобождения от памяти прошлого, несущего в себе микробы болезни. Купить

 

 

 

Стивен Кинг «Бегущий человек»

В обычном маленьком городке живет обычный человек, медленно, но верно погружающийся в пучину черной ненависти к себе и окружающим. И когда повод находится, его уже не остановить. Америка превратилась в ад. Люди умирают от голода, и единственный способ заработать — принять участие в самой чудовищной из игр, порожденной извращенным разумом садиста. Купить

 


Алексей Владимирович Баранов 1 янв 17, 05:25
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Статьи с 1 по 10 | всего: 29

Последние комментарии

нет комментариев

Поиск по энциклопедии