Алексей Владимирович Баранов предлагает Вам запомнить сайт «✔ ЮНЕСКО в СНГ (UNESCO - UN)»
Вы хотите запомнить сайт «✔ ЮНЕСКО в СНГ (UNESCO - UN)»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Интегральный Психологический Транскультурный Проект

Основная статья: Психология

Конфликтогены и синтоны

В нашей речи, в нашем поведении есть элементы общения, которые нас сближают, помогают установить лучший контакт и достичь понимания. Их называют - синтонами. А есть те, которые провоцируют конфликт. Их называют - конфликтогенами.

Для того чтобы более конкретно рассмотреть вопрос о тех факторах общения, которые ущемляют достоинство участников общения и являются основой возникновения конфликтов, нужно обратиться к анализу психологического материала, так как именно в нем абстрактные этические принципы приобретают «живое звучание». Достоинство человека как гуманистическая ценность общения связана с его интересами и потребностями: ущемление потребностей партнера по общению без его согласия ущемляет также и его достоинство.

Естественно, потребности в данном случае не следует ограничивать только физиологическими и психологическими потребностями. Весьма целесообразно в данном случае обратиться к рассмотрению общеизвестной иерархии соподчиненных групп потребностей, представленной А. Маслоу:

1 - физиологические потребности,

2 - потребность в безопасности и защите,

3 - потребность в общении,

4 - потребность в уважении, признании, успехе, авторитете,

5 - потребность в познании,

6 - потребности в красоте, гармонии, симметрии,

7 - потребность в самоактуализации, в счастье.

Ущемление в общении какой - либо потребности из этих групп потребностей как бы автоматически может вести к подавлению у партнера чувства собственного достоинства. Проявляться это может в самых разнообразных формах: в поступках, в деятельности, в речевом общении - в словах, фразах, оценках, высказываниях, суждениях, жестах, мимике и т.д. Все те элементы общения, которые могут ущемлять достоинство партнеров и, по крайней мере, потенциально ведут к созданию конфликтной ситуации в психологии принято называть конфликтогенами.

И, наоборот, все те элементы общения, которые созвучны потребностям человека и ведут к созданию здоровой морально-психологической атмосферы общения, к возвышению человеческого достоинства в психологии носят название синтон (впервые, в 20-е г.г. ХХ в. эту терминологию предложил Э. Блейлер). Синтоны иногда в психологии называют психологическими «поглаживаниями», они создают так называемую синтонию - созвучие эмоциональных состояний партнеров по общению.

Конфликтогенами в общении являются все возможные субъективные (осознанные и неосознанные) препятствия, барьеры, стоящие на пути к установлению гуманистических норм и ценностей общения и, в первую очередь, к уважению суверенитета человеческого достоинства. Как бы обобщая огромный эмпирический материал в сфере конфликтного общения, психолог А.П. Егидес предлагает считать конфликтогенами такие элементы как: неприятие партнера, неуважение, отрицательные оценки, положительные оценки «сверху», «знаки превосходства», авторитарность, категоричность, невыполнение долга и неверность своему обещанию, договору, отсутствие благодарности (при ее ожидании), обвинение, юмор на партнера, авторитарность, дезинформация (или сокрытие информации), категоричность, фамильярность, перебивание в процессе беседы, поучения и назидания (морализаторство), навязывание своих советов, обвинения, недоверие, брань.

К этому списку можно было бы добавить и такие конфликтогены как: высокомерие, незнание имени партнера, неприветливость, обидные и несправедливые сравнения, критиканство, злоупотребление личным местоимением «Я», циничные высказывания, навязчивые «вопросы-ловушки», попытки «лезть в душу», знаки недоверия, навязчивые расспросы о возрасте, семейных отношениях, разговоры о смерти, саркастические выпады, черствость, сплетни, намеки на недостатки, необоснованные обобщения, элементы чванства, вызывающее любопытство, отсутствие пунктуальности, «знаки неуважения», неумение слушать, осуждение самобытности партнера по общению, пресыщение общением, знаки недовольства, раздражительности, назойливые запреты, придирки, упреки, попытки перевоспитывать, обвинять, самоуправство, скрытность, повышение тона, оскорбляющая мимика, знаки пренебрежения, раздражающие партнера темы, употребление вульгарных выражений и непонятного сленга, игнорирование заслуг, несоблюдение элементарных норм этикета, нескромность и, разумеется, клевета, наговор, ложь, оскорбления.

Среди синтонов А. П. Егидес выделяет такие как: приятие партнера, положительные оценки, знаки уважения, активное выражение благодарности, признательности (даже когда ее не ждут), общение по типу «пристройка снизу», дать себя перебить в разговоре, самообвинение, активная антикатегоричность, демократический стиль влияния, просьба совета, активное слушание, активная гласность (правдивость, прямая откровенность), юмор на себя и юмор без адреса или юмор на нейтральные объекты, выполнение взятых обещаний и договоров. Синтонами можно считать знаки проявления искреннего интереса по отношению к партнеру, знание и правильное называние его по имени (и отчеству, если нужно), предупредительность, уступчивость, деликатность, знаки заботы, одобрения, сопереживания, сочувствия, искреннее восхищение, похвала, повышенное внимание, элементы доброжелательности, приветливости, благопожелания, открытая улыбка, высокие оценки, комплименты, искренность, безоговорочное признание своих ошибок, готовность к компромиссу, интеллигентность, вежливость.

Однако, как показывает практика общения, различия между синтонами и конфликтогенами могут носить относительный характер, зависеть от ситуации. Любой элемент процесса общения (действие, фраза, мимика, жест) несет ту, или иную морально-психологическую нагрузку и при определенных условиях может выполнять роль синтона или конфликтогена.

Так, например, улыбка, может быть, без сомнения, названа важнейшим синтоном человеческого общения: улыбка является наиболее распространенным и приятным знаком выражения признания, приятия, уважения, любви.

Улыбка имеет чудодейственное значение и в этом нет сомнения, но не всякая улыбка и не в любое время может выступать синтоном: улыбка по поводу неудачи, трудности партнера по общению может означать прямо противоположное, и даже может трансформироваться в конфликтоген.

Неискренняя улыбка также не может быть определена как синтон, хотя в условиях анонимного общения и актерская «американская улыбка» может выполнять роль синтона.

Это говорит о том, что роль ситуации в восприятии и оценки «стандартных» синтонов и конфликтогенов достаточно велика.

Недооценка морального и психологического значения использования в общении имени человека может иметь серьезные последствия.

Синтонность факта знания и использования в разговоре имени собеседника при неправильном, при нетактичном его исполнении может привести к тому, что звучание «самого приятного слова в человеческой речи» может перестать быть для человека синтоном. Так, к примеру, ошибка при произнесении имени - это не мелочь, а возможный конфликтоген, так как каждый человек очень болезненно относится к неправильному произношению, написанию своего имени (и особенно когда это делается другими не случайно, а умышленно). Подобное пренебрежение именем человека может стать основой ущемления его достоинства и, как правило, не остается без последствий.

Является ли юмор в общении синтоном или конфликтогеном? Ответ на этот вопрос совершенно не однозначен. Действительно, юмор в общении занимает важное место и без него многие не представляют себе общения. Чувство юмора чрезвычайно сложное, тонкое чувство и в общении значение его трудно переоценить. Как и в каких формах, юмор не может ущемлять достоинство участников общения - вопрос весьма и весьма деликатный.

Однако, юмор, направленный на партнера, является, как правило, конфликтогеном. Направлять юмор, шутки на все то, что дорого партнеру по общению, также, на наш взгляд, недопустимо (хотя партнер об этом сам может и не сказать), так как сохранить нормальную атмосферу общения после осмеивания того, что дорого человеку весьма и весьма сложно. Даже лучшие друзья, супруги, прожившие вместе всю жизнь, в глубине души порой не могут простить шуток в свой адрес по поводу ценностей, идеалов, кумиров, также, как и по поводу маленького роста, возраста, скрытых физических недостатков, национальности, фамилии, внешнего вида, лысины, местожительства, цвета волос, образования, прошлых неудач и т.д. и т.п. Очень редкие люди могут посмеяться сами над собой, но искренне позволить смеяться над собой другим, наверное, не согласиться никто (хотя, видимо, и здесь могут быть исключения). Юмор действительно, становится синтоном, когда он направляется не на партнера, а на себя, на свои поступки, проблемы, внешний вид, на нейтральные объекты: на героя фильма, на сборник анекдотов, на участников концерта и т.п. Гегель утверждал, что юмор есть «светящееся противоречие», увидеть которое дано не всем, но посмеяться над которым хочет, наверное, каждый.

Искусство общения заключается, в частности, в том, чтобы уметь направлять свой юмор, свои шутки и шутки партнера в нейтральное русло.

Особенно это оправдано в том случае, если общаешься с незнакомым человеком, «личностный рисунок» которого вам в основном совершенно неизвестен.

Некоторые авторы считают, что критика в общении является конфликтогеном. На самом деле такая позиция носит относительный характер. Не следует забывать о том, что критика не обязательно должна быть опасной и «прокурорской». Критика может и должна носить деликатный, созидающий, конструктивный, творческий характер. Подобная критика ни в коем случае не может быть конфликтогенной и, наоборот, если она приносит человеку ощутимую пользу, если она приносит много нужной информации, которую человек может использовать для удовлетворения своих потребностей и интересов, то она становится синтонной.

Можно приводить много примеров, иллюстрирующих взаимопереход синтонов и конфликтогенов. Этот взаимопереход находится в прямой зависимости от объективных и субъективных факторов, от сложившейся ситуации. Приветливость может превратиться в бесцеремонность, доброжелательность в назойливость.

Так в условиях так называемого информационного голода в «замкнутых группах», все «мелочи общения» начинают приобретать все возрастающее, гипертрофированное значение и могут становиться конфликтогенами. Синтонное общение чрезвычайно важно как с незнакомыми, так и с самыми ближними, так как именно в общении с близкими человек нередко забывает, или просто не придает особого значения вниманию, заботе, тактичности, без которых любой человек чувствует себя дискомфортно. Так же есть способ позволяющий достичь максимально бесконфликтного общения, это способ избегания оценок или способ максимальной безоценочности (или минимальной оценочности) общения.

Так как общаться совсем без оценок даже теоретически и даже при самом большом желании невозможно, то и предлагается способ максимальной безоценочности. Оценки в общении проявляются не только на вербальном, но и на невербальном уровнях: в поступках, мимике, жестах. Так, к примеру, если человек всегда вежливо умеет обращаться, но фактически не замечает присутствия окружающих, всегда первым проходит в дверь, берет без приглашения со стола «лучший кусок», может позволить себе не вернуть взятую книгу вовремя, может позвонить тогда, когда вы уже спите и т.д то здесь имеет место проявление косвенной самооценки и оценки окружающих Оценки проявляются в процессе выбора и выражения синтонов или конфликтогенов и отражают, в конечном счете, меру признания или непризнания ценности партнера по общению. Конечно же, желательно, чтобы оценки эти носили максимально положительный и искренний, а не лицемерный характер.

К сожалению, как показывает практика, давать положительные оценки партнеру по общению в виде комплиментов, в частности, умеют далеко не все и не всегда и, более того, далеко не все и не всегда могут правильно истолковать и принять такие оценки.

Сказанное вовсе не означает, что положительные оценки делать нельзя, наоборот, комплименты делать можно и нужно, но умело, к месту и искренне. Поэтому принцип максимальной безоценочности не означает полный отказ от оценок, он означает отказ от таких отрицательных и даже положительных оценок, которые могут стать конфликтогенными.

Положительная оценка может стать конфликтогеном и тогда, когда она не совпадает с самооценкой человека. Человек есть огромный клубок сложнейших противоречий, и понять его самооценку и тем более изменить ее по существу невозможно. Впрочем, в каждом человеке можно найти не только отрицательные, но и положительные качества, черты характера, свойства.

Отрицательные оценки открыто желательно вообще не высказывать (даже знакомым и даже наедине), особенно опасно для сохранения бесконфликтного общения делать это на людях. Положительные оценки, комплименты высказывать, естественно, можно и нужно, но в меру и деликатно. Но при этом должна быть определенная уверенность в том, что эти комплиментарные оценки не станут конфликтогенами: даже положительная оценка при «пристройке сверху» может стать конфликтогеном.

Положительная оценка «какой ты молодец», высказанная снисходительно, «сверху», становится конфликтогеном. Поэтому, как известно, комплименты также нужно уметь делать, иначе они могут превратиться в свою противоположность. Важно учитывать все антропологические особенности партнера по общению, уровень его культуры, уровень его самооценки, то есть множество самых разнообразных факторов. Многие из тех комплиментов, которые можно было бы сделать в данной ситуации по отношению к незнакомому человеку, могут не стать синтонами.

Так, однажды на художественной выставке одному из художников был сделан комплимент: «Это профессиональная работа!». Однако, художник, которому был предназначен этот комплимент, по всем внешним признакам остался недоволен, так как, как потом удалось узнать, он был профессиональным художником, а не любителем и если бы комплимент прозвучал несколько иначе (например, «Это высоко профессиональная работа!», то он, наверное, остался бы доволен). Поэтому прежде чем судить кого-то или давать оценку, нужно вначале постараться лучше узнать человека, узнать его вкусы и взгляды, потребности и интересы, а только уже потом принимать решение о форме оценки и комплимента.

Важно учитывать также реакцию окружающих на высокую оценку и если она несправедлива, то она может стать конфликтогеном в отношениях с другими партнерами по общению: если сделать комплимент недостойному его, то уже окружающие могут обидеться на такую несправедливость. Как отмечают психологи, совсем не страшно, если положительная оценка «опережает» действительные достоинства человека: он будет за ней тянуться, будет стараться ее оправдать.

Однако такое утверждение справедливо, наверное, не для всех, так как, в зависимости от психотипа личности, реакция может быть и иная: человек может просто зазнаться и незаслуженно «починать на лаврах». Станет ли положительная оценка синтоном в общении зависит также от уровня самооценки, от чувства собственного достоинства того человека, которому она предназначена.

Однако, как показывает опыт, дать адекватную оценку себе и окружающим могут далеко не все. Способ избегания оценочных суждений в процессе общения как потенциальной основы, питательной почвы для возникновения конфликтных ситуаций не означает, что из общения нужно изъять те оценки, которые, без всякого сомнения, являются синтонными. Восхищение, естественно, должно быть искренним, «от всей души» и относится как к отдельным качествам человека, ценность которых не может вызывать сомнение, так и к ценности человека самой по себе, независимо от каких-либо качеств: такое восхищение основывается, как правило, на любви.

Относительно отрицательных оценок в общении говорить особо нет смысла, так как они являются зоной повышенной конфликтогенности. Несомненно, закрыть глаза на явные, порой вопиющие недостатки человека просто нет никакой возможности, однако это не может означать, что наличие у человека каких-либо неприятных для кого-то качеств дает ему право экстраполировать свои частные оценки на выражение самоценности человека, на его достоинство.

Каждый человек имеет свою «чудинку», свои «секретные недостатки». Искусство бесконфликтного общения связано именно с тем, чтобы поставить достоинство человека выше этих преходящих слабостей и недостатков. Сам же человек не должен все-таки только эмоционально относится к высказанным в его адрес отрицательным оценкам, проявлять при этом панику и считать, что причина для конфликта уже есть. В общении человек чаще ищет не беспристрастной оценки, а сочувствие, сострадание, защищенность.

Этика общения учит становиться выше слабостей и недостатков партнера по общению, стараться «не замечать» их или «обходить стороной», акцентируя внимание на действительных его достоинствах. 3. Управление ситуацией. Надо, чтобы не «стихия управляла нами, а мы управляли стихией». Здесь есть, однако, одна опасность. Можно невзначай сбиться на манипулирование. Это ведь тоже управле­ние ситуацией. Но мы стре­мимся к справедливости.

Справедливое управление ситуацией — и в неуправляемом конфликте, и в холодной на­пряженности, и в избегании? А манипулятивное управление ситуацией чаще происходит на бессозна­тельном уровне под влиянием иррациональных психических сил. По большому счету преодоление манипуляторской тенденции к себе — это тоже не стихия владеет мной, а я — стихией. Чтобы можно было управлять ситуацией ниже приведена схема «Как располагать к себе людей». Такая схема помогает понять в роли кого выступает тот или иной человек: конфликтоген он или синтон, либо придерживается нейтральной позиции.

Таблица конфликтогенов и синтонов

А.П. Егидес соединил в одну таблицу варианты конфликтогенного, нейтрального и синтонного поведения. Подробнее - см. книгу «Лабиринты Общения или как ладить с людьми»


Алексей Владимирович Баранов 17 мар, 03:17
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Как противостоять манипуляции. Техники психологической защиты

Многие из нас в общении сталкиваются с людьми-манипуляторами, которые тем или иным способом пытаются добиться нужного им результата. От таких людей можно и нужно защищаться психологически.



Вот 19 способов психологической защиты от навязчивых и манипулятивных действий, при использовании которых нужно соблюдать определенные правила:

- использовать четкие языковые формулировки;
- правильно подобрать интонацию;
- основательность в ответе, что достигается при помощи выдержки пауз и показательной неторопливостью и спокойствием.

Достаточно эффективные способы блокировки нежелательных или неуместных попыток манипулирования. Важно в каждом конкретном случае выбрать подходящий моменту, либо несколько, и научиться их использовать.

Прием 1. Техника бесконечного уточнения

Можно применять, когда собеседник эмоционально требует что-либо или сыплет обвинениями. В этом случае постарайтесь как можно подробнее расспросить и точнее выяснить все, что с ним происходит, не вступая в спор, не объясняя и не оправдываясь. Собеседник может усиливать давление, побуждая вас сопротивляться, но вы не должны на это поддаваться и всячески показывать, что хотите выяснить его мнение.
Умело заданный вопрос потребует содержательного и развернутого ответа, активизирует собственные интеллектуальные усилия. Чтобы задать вопрос или ответить на него по сути, нужно подумать. За это время частично эмоциональный всплеск может уменьшиться и беседа будет более рациональной. Кроме того, вы выигрываете время, которое будет тратиться партнером на обдумывание ответа. Задавая уточняющий вопрос, вы получаете время и энергию чтобы сдержать ваши чувства.

Прием 2. Наведение тумана или Техника внешнего согласия

Эта техника особенно эффективна для нейтрализации несправедливой критики или откровенного хамства. Суть ее в том, чтобы внешне соглашаться, но при этом не менять своей позиции. Например: "Какая интересная мысль! Нужно будет об этом подумать ...", "Я подумаю над тем, как учесть ваше замечание в работе", "Я подумаю, имеет ли это ко мне отношение";"Возможно ..."

Прием 3. Техника "испорченная пластинка"

В ответ на агрессивность формулируется содержательная фраза, с важной информацией для нападающего. Фраза должна быть такая, чтобы ее можно было повторить несколько раз, при этом не нарушая рациональности разговора. Произносить ее нужно в одной и той же интонации. В этой технике используется старое правило:
Сначала говорите, что именно собираетесь сказать. Затем говорите что хотели сказать. Затем скажите, что именно вы сказали.

Прием 4. Английский профессор

В этой технике нужно корректно выразить сомнения в том, что выполнение чьих-то требований не нарушит ваших прав:
"Джордж, вы не могли бы говорить чуть медленнее и более короткими фразами, чтобы я мог переводить более точно?» «Боюсь, что нет ... Понимаете, говорить быстро и длинными фразами - это мой стиль и часть мой личности"

Возможные варианты ответов:

"Это является частью моих убеждений", "Если я сделаю это, то буду уже не совсем я", "Это не вяжется с моим представлением о себе".

Прием 5. Спокойствие и отчужденность

Эффективная психологическая защита требует определенного психологического холода и отчужденности. Гнев, страх, злость, удивление, радость придется заблокировать до того, как будут сделаны конкретные действия по психозащите. Если эмоцию полностью заблокировать сложно, то можно ее усложнить и определенным образом трансформировать - злость и ненависть подать в виде сарказма, страх и удивление - как настороженность, радость заменить иронией и др. Если вы не сдержитесь и покажете вашу рассерженность - проиграете.

Прием 6. Поиск и применение дополнительных факторов, которые могут повлиять на ситуацию

Всегда есть факторы, работающие в вашу пользу - это могут быть люди, время, общественные стереотипы, какие-то параллельные события. Пригодиться может все, что манипулятор исключил из своего поля зрения. Кто спланировал общение дома? - Перенесите его на улицу! На вас пытаются влиять наедине? - Обсудите тему в компании! Меняйте ситуационное поле так, чтобы оно стало чуждым и не комфортным для манипулятора и давало вам определенное преимущество.

Прием 7. Предыдущие тренировки на чужом поле

Будет полезным периодически практиковать нетипичное для себя поведение - делать и говорить то, чего от вас совсем не ждут в силу сложившегося стереотипа и личностных представлений. В первую очередь это сделает вас менее предсказуемым, увеличит степень свободы поведения, а значит менее поддающемуся чужому влиянию.

Прием 8. Чужая оценка ситуации не поможет

Если вы согласились и приняли чью-то оценку ситуации и будете планировать свои действия руководствуясь ней, будьте уверены манипулятор своего добился. Более того, нужно не просто отвергать чужую оценку событий, ситуации, но и, непременно, озвучивать собственную. Ваше избавление от навязанных кем-то рамок можно, к примеру, начать с фразы: "А вот вижу это немного по-другому...» - и дальше уже рисуйте картину, выгодную вам.

Прием 9. Не принимайте навязанных обязательств

Лучше перетерпеть кратковременную потерю денег, времени и сил, чем согласиться выполнять некритичные для вас обязательства, тем более навязанные. Нужно исходить, прежде всего из того, что является важным для вас лично и выполнять обязательства перед самим собой.

Прием 10. Изменить отношения возможно

Помните, что любая межличностная ситуация обратима: всегда существует возможность сделать шаг назад в любой межличностной ситуации и сказать контролирующему и манипулирующему лицу (или это шеф, или супруг (а), или политик и др.): "Я могу продолжать жить без твоей любви, дружбы, привязанности, плохого отношения, даже если жизнь будет тяжелой для меня - пока ты не перестанешь делать А и не начнешь делать Б ".

Прием 11. Избегайте спровоцированных бездумных действий

Никогда не соглашайтесь делать что-то немедленно, особенно если очень сомневаетесь. Оставьте время для обдумывания ситуации и получения недостающей, дополнительной информации. Следует также настаивать на выразительных объяснениях, почему нежно спешить. Невразумительные объяснения является явным признаком обмана или недостатком знаний у якобы осведомленного собеседника.

Прием 12. Критически воспринимайте ситуационные требования

Нужно всегда критически оценивать любые ситуационные требования, какими бы общепринятыми они ни казались: ролевые отношения и правила всегда должны быть понятными, но далеко не всегда их нужно принимать. Групповые ритуалы, лозунги, обязанности и обязательства - все это кому-то и для чего-то нужно. Требования, вытекающие из ситуации, далеко не всегда обязательны к исполнению.

Прием 13. Не бывает простых решений, почти не бывает

Если кто-то вам предлагает "простые решения" ваших сложных личных, социальных и других проблем, то это, скорее всего, является неправдой. Так не бывает в принципе.

Прием 14. Мгновенной "дружбы" не существует

Со стороны незнакомых или малознакомых людей не существует такого понятия, как внезапная и безусловная любовь, доверие или дружба. Это всегда можно получить только в развитии отношений, со временем и обычно включает взаимообмен, преодоление и соучастие - предварительную работу с обеих сторон. Поэтому "внезапная любовь" и "внезапная дружба", скорее всего, является своего рода искусственно создаваемой симпатией, которую манипулятор использует для более успешного на вас воздействия и получения необходимого результата.

Прием 15. Отделяйте себя от всех

Следует избегать ситуаций, когда обращаются и указывают "всем", а не лично вам. Подобные ситуации предполагают очень мало личного контроля и свободы, поэтому следует определить пределы своей автономии и подготовить на всякий случай психологические и физические пути для отхода.

Прием 16. Ваши ошибки - ваша проблема

Старайтесь сразу распознать симптомы "чувства вины", что провоцируется у вас кем-то, и никогда не действуйте, исходя из этого мотива. Ошибки всегда неизбежны, но это только ваши ошибки. Поэтому не спешите исправлять их способом, запланированным явно не вами.

Прием 17. Даже типичные ситуации не одинаковы

Обращайте внимание, как вы поступаете в "типичной ситуации". Действовать бездумно, повинуясь привычке и стандарту недопустимо. Помните, любая "типичная ситуация" всегда слегка отличается, а если вы будете поступать прогнозируемо и шаблонно, этим можно воспользоваться.

Прием 18 Не связывайте себя прошлым поведением

Когда кто-то вспоминает о вашей "надежности" - всегда стоит насторожиться. Нет никакой необходимости поддерживать соответствие между вашими действиями в разные моменты времени - ведь и вы и ситуация могут меняться. Поэтому статус "надежного" всегда слегка фальшивый, поскольку предполагает, что вас подталкивают поступать исходя не из ситуации, а из самого статуса "надежности". Гораздо лучше звучит по смыслу "адекватности ситуации".

Прием 19. Решили - действуйте!

Недостаточно просто осознать, что вами манипулируют, - будьте готовы открыто не повиноваться, защищать свои интересы, бросать вызов, а также понимать и принимать последствия такого поведения.


Алексей Владимирович Баранов 18 фев, 17:40
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Изучение сознания в когнитивной психологии

Психолог Иван Иванчей о феноменальном опыте, нейрональных коррелятах сознания и имплицитном научении

Сознание — это одна из самых сложных и интересных проблем в истории европейской мысли. Психология, которая вышла из философии в XIX веке, сделала сознание центральным предметом своего изучения. Но интересно отметить, что психология и сделалась отдельной наукой, для того чтобы эмпирически изучать сознание в лаборатории. Первая лаборатория, созданная Вильгельмом Вундтом в Лейпциге, была посвящена проблемам сознания. И в XIX веке довольно много психологов изучали сознание экспериментальными путями.

В XX веке доминирующей парадигмой в психологии стал бихевиоризм, то есть попытка объяснять всю психологическую жизнь человека только с помощью поведения. Бихевиоризм использовал в качестве своей методологии позитивизм, причем понимаемый очень вульгарно и примитивно. Позиция заключалась в следующем: изучать можно только те феномены, которые можно объективно наблюдать от третьего лица, то есть только наблюдаемые процессы. И на 50 лет сознание как по определению субъективный феномен ушло из психологии.

В 1960-х годах появилась когнитивная психология, которая отказалась от этого принципа изучения только наблюдаемых непосредственно явлений и стала изучать ненаблюдаемые процессы обработки информации. Но когнитивисты, как и все психологи за свою историю, хотели остаться в семье естественно-научных дисциплин и поэтому сознания все равно сторонились. Сознание не вернулось в психологию вместе с когнитивной революцией. А вот биологи (в частности, нейробиология продемонстрировала удивительные успехи на протяжении XX века), у которых никогда не было комплекса неполноценности по поводу таких вещей, начали интересоваться сознанием. И к 1990-м годам они начали задавать вопросы: «Каковы функции сознания?», «Как оно появляется в мозге?», «Как оно появляется в эволюции?»

В 1994 году в Тусоне, американском городе, произошла большая конференция, где собралось большое количество исследователей сознания из разных дисциплин. Это биологи, физики, психологи, философы. Там было много обсуждений, докладов, которые впоследствии стали легендарными. И можно сказать, что 1994-й стал годом, когда проблема сознания вновь была легитимизирована в науке, в естественной науке. И когнитивная психология тогда же взялась за эту проблему.

Что можно изучать в сознании с точки зрения когнитивной науки? Во-первых, изучать феноменальный опыт. У меня, у вас, у каждого из нас есть цельная картинка окружающего мира, причем эта картинка включает в себя агента, субъекта, который наблюдает за внешним миром, который отделяет себя от окружающего мира. Непосредственное переживание картинки окружающего мира ― это и есть феноменальность сознания. В когнитивной психологии пытаются ее изучать.

Второй аспект сознания, который изучается в психологии, ― это то, что можно назвать условно когнитивными коррелятами сознания. Когнитивная психология изучает процессы переработки информации, они могут быть осознаваемыми и неосознаваемыми. Соответственно, разница между тем, что же происходит, чем функционально различаются осознаваемые и неосознаваемые процессы обработки информации, — это область изучения когнитивных коррелятов сознания.

Третий момент — изучение нейрональных коррелятов сознания. Нейронауки сейчас неотделимы от когнитивной психологии, и поэтому так или иначе почти всегда эти области пересекаются. Но я буду говорить о первых двух вещах ― о феноменальности сознания и о когнитивных коррелятах.

Итак, когнитивные корреляты сознания. Сама постановка проблемы стала возможной или стала актуальной, когда на протяжении второй половины XX века было показано, что огромное количество когнитивных процессов, в том числе и высокоуровневых, может протекать без участия сознания. Это было показано в разных областях психологии, в частности в исследованиях восприятия. Если человеку на 30 миллисекунд (это одна тридцатая секунды) предъявлять какое-нибудь слово, то окажется, что человек совершенно не замечает, что было что-то показано. Максимум, что он видит, — какую-то вспышку на экране. Но это слово обрабатывается мозгом и влияет на последующую обработку информации. Предположим, если на такое короткое время показывать слово «река», то слово «берег», следующее после этого уже на осознаваемом уровне, будет обрабатываться намного быстрее, чем слово «телевизор», потому что «берег» и «река» семантически связаны. Иными словами, происходит семантическая (смысловая) обработка стимулов без участия сознания.

Похожие результаты были получены и в исследованиях памяти. Например, мы можем проводить такой эксперимент с испытуемыми, у которых наблюдается амнезия, то есть они не могут переводить информацию из кратковременной памяти в долговременную. Если им предъявить набор слов, то через 10 минут зачастую такие испытуемые не могут вспомнить вообще сам факт того, что какие-то слова им предъявлялись. И они не могут произвольно воспроизвести этот список и даже отдельные слова из этого списка. Но можно использовать разнообразные тесты, которые показывают, что все-таки эти слова сохранены в памяти человека.

Предположим, мы даем список слов, точнее, слогов, которые можно дополнить до целого слова. Например, мы предъявляли в первом списке человеку слово «банан», а здесь написано «бан», и мы просим его дополнить просто до конечного слова. Все эти слоги подобраны таким образом, чтобы дополнить можно было до разных слов. Например, слог «бан» можно дополнить как до «банана», так и до «банки». И оказывается, что испытуемые с амнезией, которые не могут воспроизвести никакие слова, которые им предъявляли, дополняют в тесте слова до тех, которые были раньше, а не до других, даже если частотность этих слов выровнена. То есть они им приходят в голову. Этот феномен называется имплицитной памятью и достаточно хорошо изучен. Показано, что это надежное явление, которое действительно наблюдается.

Третий пример, который можно привести, ― это имплицитное научение. Это феномен усвоения сложных закономерностей в окружающей среде без участия сознания. Эксперименты показывают, что человек может научиться различать два класса объектов на основе какого-то признака, но быть неспособным назвать, что это за признак.

Когда такое большое количество неосознаваемых феноменов было открыто, встал вопрос: а зачем вообще нужно сознание, если такие сложные процессы могут протекать без его участия? Вопрос стал актуальным и отчасти подвинул когнитивную психологию к тому, чтобы заняться проблемой сознания.

Здесь есть один интересный момент с точки зрения методологии. В этом месте сталкиваются методика исследования, экспериментальные методы и теория сознания. Для того чтобы мы в эксперименте могли сказать, что человек что-то не осознал, нам нужно иметь критерий осознания, который явным или неявным образом подразумевает какие-то теоретические представления о том, что же сознание делает, для чего оно нужно.

Например, если мы предъявляем человеку на очень короткое время какое-то слово, то самая первая идея, которая может прийти в голову, — мы можем спросить человека, что он увидел. Если человек говорит, что ничего не видел, или не может назвать слово, то мы делаем вывод, что он не осознал. А если он называет слово, то мы делаем вывод, что он осознал эту стимуляцию. Здесь заложена идея того, что сознание как-то связано с вербализацией ― способностью сформулировать вербально психические репрезентации, которые у нас есть, и передать их другому человеку.

Довольно быстро было показано, что вербализация непрямыми способами связана с сознанием. Прежде всего, когда человек ничего не может сказать, на самом деле сознание не пусто, человек может осознавать фрагменты стимулов, что-то чувствовать по их поводу. При этом не может обернуть это в вербальные конструкции. В жизни тоже часто такое происходит, когда мы что-то чувствуем, знаем, но не можем сформулировать вербально. И все исследователи, которые изучают детское развитие, да и каждый родитель, предполагают, что дети чувствуют боль сознательно и какие-то сознательные переживания у них есть. Естественно, вербализация никак не может помочь нам разрешить проблему того, осознает ли человек, который находится в коме, что-нибудь или нет, потому что сказать он нам ничего не может, но не факт, что это говорит о том, что он не осознает.

Другой пример когнитивных коррелятов сознания — изучение контроля. Связь контроля и сознания — идея не новая, но в когнитивной психологии были проведены изящные эксперименты, которые демонстрируют сущностную связь этих двух явлений.

Давайте вернемся к примеру эксперимента, где испытуемым с амнезией предъявляли списки слов для запоминания. Если сравнить группу больных амнезией и группу здоровых испытуемых, что будет наблюдаться? Здоровые испытуемые, если им предъявить список из 20 слов, смогут произвольно воспроизвести какую-то часть этих слов через 10 минут или через час. Больные амнезией не смогут этого сделать. Если мы даем им тест на дополнение слов, про который я уже говорил, то оказывается, что и больные амнезией, и здоровые испытуемые дополняют эти слова с примерно одинаковой точностью до тех, которые были в списке, раньше предъявляемом. Но самое интересное происходит, когда мы просим испытуемых дополнять до слов, которых не было в списке раньше. Здоровый испытуемый, если он помнит, что ему предъявлялось слово «банан», а он видит слог «бан», может отфильтровать слово «банан» и написать «банка». Испытуемые с амнезией, с имплицитной памятью не могут этого сделать. Они также дополняют этот список до тех слов, которые им раньше предъявлялись. Таким образом, сознание позволяет нам контролировать поведение. Причем важно не инициировать какое-то произвольное поведение, а именно отфильтровывать поведение, которое нужно затормозить.

Еще один интересный пример исследований когнитивных коррелятов сознания был сделан в рамках изучения того, как сознание встраивает поступающую информацию в окружающий контекст. Энтони Марсел был пионером исследований подпорогового восприятия, то есть восприятия на таком уровне, который не достигает порога осознания. И он проводил такой эксперимент: он предъявлял подпороговые праймы, то есть стимулы, которые предъявляются на 30 миллисекунд и не осознаются человеком, и использовал двойственные слова, имеющие два значения (например, кисть может быть и инструментом художника, и частью тела), и он предъявлял прайм, а затем целевое слово, на которое человек должен был реагировать, как-то его опознавать. Это могло быть слово, связанное либо с одной интерпретацией, например «художник», либо с другой интерпретацией, например «рука».

Но Марсел добавлял еще одну вещь ― он задавал контекст всей ситуации. Например, большими буквами в начале пробы писал «живопись» или «тело», задавая таким образом контекст всей пробы. Оказалось, что если предъявлять прайм «кисть» на подпороговом уровне, когда человек не осознает, то ускоряется обработка обоих значений ― и значения «рука», и значения «художник». В то же время если давать прайм чуть-чуть надпороговый (то есть предъявлять на 50–60 миллисекунд, когда мы уже можем заметить слово «кисть»), то, если было написано «живопись, кисть, художник», восприятие «художника» сильно ускоряется ― это слово, которое соответствует контексту. Человеку легче опознать слово «художник», чем нейтральное слово, а восприятие слова «рука» сильно замедляется, тормозится в такой ситуации.

Казалось бы, осознание какого-то объекта тормозит наше восприятие, снижает его точность. Но на самом деле все намного интереснее: сознание на самом деле выбирает одну из интерпретаций поступающей информации, которая встраивается в наш актуальный жизненный осознаваемый контекст. Это такая продуктивная работа, которая на самом низком уровне может выглядеть как неэффективность, и на самом деле это большой выигрыш, потому что сознание строит согласованную картину окружающего мира.

А теперь поговорим про феноменальность сознания. Как она изучается в экспериментах? Здесь намного меньше исследований, потому что это более трудная для понимания тема. Я приведу один пример — исследования свободы воли. Такая философская проблема, которая в рамках когнитивной науки стала эмпирической.

Все началось с исследований Бенджамина Либета, который в своих экспериментах делал следующее: просил людей в любой момент времени, когда они захотят, двинуть либо правым пальцем, либо левым. И он показал в своих экспериментах, что если мы фиксируем активность мозга, активность коры головного мозга, то можно зафиксировать в двигательной коре возбуждение еще до того, как человек скажет нам, что он захотел подвигать правым или левым пальцем. То есть по активации коры можно сказать, каким пальцем захочет двигать человек. Эти исследования много раз повторялись, оспаривались, но сейчас это достаточно надежный факт. Можно действительно предсказать по активации мозга, какой выбор сделал человек в такой ситуации.

Чувство того, что мы чего-то захотели, возникает после того, как на самом деле поведение уже подготовлено. Процесс этого чувства контроля (по-английски обычно используется термин sense of agency) изучается как раз когнитивной психологией. Обычно для этого используются такие экспериментальные установки: у человека есть какой-нибудь джойстик, который он двигает, и на экране происходят какие-то события, они могут быть либо связаны, либо не связаны с тем, что делает человек, как он двигает рукой. Оказывается, что в одинаковых условиях связи движения руки и происходящего на экране человек может совершенно по-разному ощущать свой контроль над этой ситуацией.

Есть разные способы измерения чувства контроля. Например, можно просто попросить человека по восьмибалльной шкале оценить, насколько он контролировал то, что происходит на экране компьютера. А есть более интересные способы. Например, метод сенсорной аттенюации, основанный на предыдущих экспериментах, в которых было показано, что если человек чувствует, что он контролирует ситуацию, то последствия своих действий он воспринимает менее интенсивно с точки зрения ощущений. Если человек нажал кнопочку и через несколько секунд раздался сигнал, то, если человек осознает, что это он стал причиной действий, громкость ему кажется более низкой. Замеряя то, насколько человек ощущает эти сигналы, можно изучать его внутренние ощущения, чувство контроля, не спрашивая у человека напрямую.

Что же мы знаем о сознании на сегодняшний день? Сознание — это некоторый механизм в мозге, который выстраивает непротиворечивую картину мира, который позволяет нам контролировать наше поведение и в то же время позволяет нам объяснять его, строить интерпретации происходящего в окружающем мире.

Мне кажется, что в ближайшие годы, в ближайшие десятилетия наиболее актуальным вопросом в области исследования сознания будет изучение феноменальности сознания, потому что эта проблема более трудна для описания, чем исследования когнитивных коррелятов. Тут я процитирую Майкла Газзанигу, который говорит, что важнейшим шагом на пути объяснения феноменальности сознания будет создание нового языка описания этого феномена ― описания, понимания, обсуждения. Напомню, что в науке очень важно не только ставить вопросы и искать ответы на них, но ставить вопросы таким образом, чтобы на них можно было найти эмпирический ответ. И мне кажется, что когнитивная психология в этом смысле сыграет важнейшую роль, потому что она переводит абстрактные теоретические конструкции из философии на уровень проверяемых экспериментальных гипотез и дальше позволяет проводить их к нейронаукам, которые могут изучать эти процессы в мозге.


Алексей Владимирович Баранов 28 дек 17, 18:01
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

САМЫЙ БОЛЬШОЙ СПИСОК ФИЛЬМОВ О ПСИХОЛОГИИ

1 — Фильмы, рассказывающие о становлении психологии, психотерапии и смежных отраслей; судьбе и профессиональном становлении конкретных исторических персонажей • Кинси / Kinsey; Билл Кондон, США-Германия, 2004. • Когда Ницше плакал / When Nietzsche Wept; Пинчас Перри, США, 2008. • Мастер / The Master Пол Томас; Андерсон, США, 2012. • Меня зовут Билл У / My Name Is Bill W; Дэниел Питри, США, 1989. • Опасный метод / A Dangerous Method; Дэвид Кроненберг; Германия, Канада, Великобритания, Швейцария, 2011. • Принцесса Мария Бонапарт / Princesse Marie; реж. Бенуа Жако, Австрия, 2004. • Рагин; Кирилл Серебренников, Россия, 2004. • Сабина / Soul Keeper, The; Роберто Фаэнца, Франция- Великобритания-Италия, 2003. • Фрейд и благочестивая Марта; (документально-историческая реконструкция), Татьяна Малова, Россия, 2009. • Фрейд / Freud; Мойра Армстронг, Великобритания, 1984. • Фрейд: Тайная страсть / Freud; Джон Хьюстон, США, 1962.

2 — Фильмы, где можно увидеть за работой психолога или психотерапевта: технику, модели поведения, примеры оказания успешной и неуспешной профессиональной психологической помощи, разобрать проблемы, ошибки психологов, их находки и удачи • Без свидетелей (сериал); реж. Илья Малкин, Россия, 2012. 2 • Дон Жуан де Марко / Don Juan DeMarco; Джереми Левен, США, 1995. • Древо жизни / The Tree of Life; Терренс Малик, США • Другая Земля / Another Earth; Майк Кэхилл, США, 2011. • Дьявол и госпожа Д / Der grosse Bagarozy; реж. Бернд Айхингер, Германия, 1999.2 • Инсайт; реж.Рената Грицкова, Беларусь, 2009.2 • Искусство негативного мышления / Kunsten å tenke negativt / The Art of Negative Thinking; Бард Брейен, Норвегия, 2006. • Лечение / In Treatment; 3 сезона, Родриго Гарсия, Пэрис Барклай, Мелани Мейрон и др.., США, 2008-2010. • Лилит/Lilith, Роберт Россен, США, 1964. • Лицом к лицу / Ansikte mot ansikte; реж. Ингмар Бергман, Швеция, Италия; 1976. • Необходимая жестокость / Necessary Roughness (сериал); реж.Кевин Даулинг, США, 2011. • Обыкновенные люди / Ordinary people; Роберт Редфорд, США, 1980. • Особые отношения / Sans queue ni tête, Жанна Лабрюн, Франция, 2010. • Посредник Кейт (Все законно) / Fairly Legal; Сериал.реж. Антон Кроппер, США, 2011. • Предельный закат / Вечерний экспресс «Сансет Лимитед» The Sunset Limited; Томми Ли Джонс, США, 2010. • Принцесса Мария Бонапарт / Princesse Marie; реж. Бенуа Жако, Австрия, 2004. • Присевшие на прозак под знаком скорпиона / Scorpio Men on Prozac; реж. Рэнд Марш, США, 2010. • Пробуждения / Awakenings; Пенни Маршалл, США, 1990. • Пролетая над гнездом кукушки / One Flew Over the Cuckoo’s Nes; Милош Форман, 1975. • Псих; видеозапись спектаклья Театра-судии О.Табакова, Реж.Андрей Житинкин, по роману Александра Минчина, постановка 1995 года, запись 2005. • Психоаналитик / Shrink, Джонас Пейт, США, 2005. • Руби Спаркс / Ruby Sparks; реж.Джонатан Дэйтон, Валери Фэрис, США, 2012. • Семейная жизнь / Family Life, реж. Кен Лоуч, Великобритания, 1971. • Сибилла / Sybil, Джозеф Сарджент, США, 2007. • Умница Уилл Хантинг / Good Will Hunting; Гас Ван Сент, 1997.

3 — Фильмы, позволяющие проанализировать и осмыслить с точки зрения философии и теории основных терапевтических модальностей личностные и межличностные проблемы, психологические кризисы людей (в том числе инвалидов и лиц с нервно-психическими и соматическими заболеваниями), в преодолении которых может быть оказана психологическая помощь • Антихрист / Antichrist; Ларс фон Триер, Германия-Дания-Швеция-Франция- Италия-Польша, 2009. • Ахиллес и черепаха / Akiresu to kame; Такеши Китано, Япония, 2008. • Бедная, богатая девочка / Young Adult; реж.Джейсон Райтман, США, 2012. • Блеск /Shine, Скотт Хикс, Австралия, 1997. • Босиком по мостовой / Barfuss; Тиль Швайгер, Германия, 2005. • В диких условиях / Into the Wild; Шон Пенн, США, 2007. • Ванильное небо Vanilla Sky; Кэмерон Кроу, США, Испания, 2001 • Весна, лето, осень, зима… и снова весна / Bom yeoreum gaeul gyeoul; Ким Ки Дук, Германия, Корея Южная, 2003. • Гарольд и Мод / Harold and Maude; реж. Хэл Эшби, США, 1971. • Голая бухта / Vuosaari; реж. Аку Лоухимиес, Финляндия, 2012. • Господин Никто / Mr. Nobody; Жако Ван Дормель, Германия-Канада-Франция-Бельгия, 2009. • Грозовой перевал / Wuthering Heights; реж.Коки Гидройч Великобритания, 2009. • Грязная любовь / Dirty Filthy Love, Эдриан Шерголд, 2004. • Дни вина и роз / Days of Wine and Roses; Блейк Эдвардс, США, 1962. • Другая женщина / Another Woman; Вуди Аллен, США, 1988. • Если / If…. ; Линдсэй Андерсон, Великобритания, 1968. • Жестокий ручей (Злая речка, Бухта мести) / Mean Creek; реж.Джейкоб Аарон Эстес, США, 2004. • Жизнь как дом / Life as a House; реж. Ирвин Уинклер, США, 2001. • Заплати другому / Pay It Forward; реж.Мими Ледер, США, 2000. • Зона военных действий / The War Zone; Тим Рот, Великобритания, Италия, 1998. • Идиоты. Догма №2 / Dogme 2 – Idioterne; Ларс фон Триер, Дания-Швеция-Франция-Нидерланды-Италия; 1998. • Инстинкт / Instinct; Джон Тартелтауб, США, 1999. • История Антуана Фишера / Antwone Fisher, Дензел Вашингтон, США, 2002. • Как я провел этим летом; Алексей Попогребский, Россия, 2009. • Король говорит / The King’s Speech; Том Хупер, США, Великобритания, Австралия, 2010. • Ледяной ветер / Ice Storm, The; Энг Ли, США,1997. • Лилит / Lilith; Роберт Россен, США, 1964. • Лицом к лицу / Ansikte mot ansikte; реж. Ингмар Бергман, Швеция, Италия; 1976. • Лучше не бывает / As Good as It Gets; Джеймс Л. Брукс, США, 1997 • Мой парень – псих / Silver Linings Playbook; реж.Дэвид О. Расселл, США, 2012. • Морфий; Балабанов, Россия, 2008 • Моя девочка не хочет (дословно: Нет, доченька, ты не пойдёшь на танцы) / Non ma fille, tu n’iras pas danser, Кристоф Оноре, Франция, 2009. • Мэй / May; реж. Лаки МакКи, США, 2002. • О, счастливчик / O Lucky Man! Линдсэй Андерсон, США-Великобритания 1973. • Обыкновенные люди / Ordinary People; Роберт Редфорд, США, 1980. • Остров фантазий / Fantasy Island Перри Лэнг, Деран Сарафян, Рик Уоллес и др.США 1998 (1 сезон) • Палата №6; Александр Горновский, Карен Шахназаров, 2009. • Палата The Ward; Дж.Карпентер, США, 2010. • Парни не плачут / Boys Don’t Cry; реж. Кимберли Пирс, США, 1999. • Повелитель приливов / The Prince Of Tides; Барбра Стрейзанд, США 1991. • Полет длиною в жизнь / Winged Creatures; Роуэн Вудс, США, 2008. • Последний Мамонт Франции / Mammuth; Гюстав де Керверн, Бенуа Делепин, Франция, 2010. • Последняя любовь на Земле / Perfect Sense; реж.Дэвид МакКензи, Дания, Швеция, Великобритания, Ирландия, 2011. • Потомки / The Descendants; реж. Александр Пэйн, США, 2011. • Похороните меня за плинтусом; Сергей Снежкин, Россия, 2008. • Присевшие на прозак под знаком скорпиона / Scorpio Men on Prozac; реж. Рэнд Марш, США, 2010.2,3 • Простые вещи; Алексей Попогребский, Россия, 2009. • Псих; видеозапись спектаклья Театра-судии О.Табакова, Реж.Андрей Житинкин, по роману Александра Минчина, постановка 1995 года, запись 2005. • Птаха / Birdy; Алан Паркер, США 1984. • Пыль; Сергей Лобан, Россия, 2001. • Пять чувств / The Five Senses; Реж.Джереми Подесва, Канада, 1999. • Рассекая Волны / Breaking the Waves; реж. Ларс фон Триер, 1996. • Реальная любовь / Love Actually; Ричард Кёртис, США-Великобритания, 2003. • Руби Спаркс / Ruby Sparks; реж.Джонатан Дэйтон, Валери Фэрис, США, 2012. • Садист / Bully; реж.Ларри Кларк, США, Франция, 2001. • Семейная жизнь / family life , реж. Кен Лоуч, Великобритания, 1971. • Синоптик / The Weather Man; реж. Гор Вербински, США, Германия, 2005. • Собака Павлова; Екатерина Шагалова, Россия, 2005. • Солист / The Soloist; Джо Райт, США-Франция-Великобритания, 2009. • Стон черной змеи / Black Snake Moan; Крэйг Брюэр, США, 2006. • Стыд / Shame; реж. Стив МакКуин Великобритания, 2011. • Стюарт: Прошлая жизнь / Stuart: A Life Backwards; реж. Дэвид Эттвуд Великобритания, 2007. • Субмарино / Submarino; Томас Винтерберг, Дания- Швеция, 2010. • Таинственный Альберт Ноббс / Ноббс Albert Nobbs; реж. Родриго Гарсия, Великобритания, 2011. • Ты встретишь таинственного незнакомца / You Will Meet a Tall Dark Stranger; Вуди Аллен; США, Испания, 2010. • Умница Уилл Хантинг / Good Will Hunting; Гас Ван Сент, США,1997. • Хороший мальчик / Beautiful Boy; Шон Ку, США, 2010. • Хроники обыкновенного безумия /Príbehy obycejného sílenství; Петр Зеленка, Германия, Чехия, Словакия 2005. • Чат / Chatroom; Хидео Наката, Великобритания, 2010. • Человек дождя / Rain Man, Барри Левинсон, США,1988. • Шапито шоу; реж. Сергей Лобан, Россия, 2011. • Шоковый коридор / Shock Corridor; Реж.Сэмюэл Фуллер, США, 1963. • Южане / Scorchers; Дэвид Берд, США, 1992. • Юрьев день; Кирилл Серебрянников, Россия, 2008. • Я только хочу чтобы вы меня любили / Ich will doch nur, daß ihr mich liebt; Райнер Вернер Фассбиндер, Германия,1976. • Я; Игорь Волошин, Россия, 2009.

3.1 — Экзистенциальные кризисы, пересмотр ценностных ориентиров перед лицом смерти, суицид • Норвежский лес / Noruwei no mori; Чан Ань Хунг, Япония, 2010. • Гитара / The Guitar; реж. Эми Редфорд, США, 2008. • Достучаться до небес / Knockin’ on Heaven’s Door, реж. Томас Ян, Германия, 1997. • Марта, Марси, Мэй, Марлен / Martha Marcy May Marlene; Шон Дуркин, США, 2011. • Мне не больно; реж. Алексей Балабанов, Россия, 2006. • Неуместный человек / The Bothersome Man / Brysomme mannen, Den; Йенс Льен, Исландия- Норвегия, 2006. • Моя жизнь без меня / My Life Without Me; реж. Изабель Койшет, Канада-Испания, 2003.

3.2 — Горе утраты • Другая Земля / Another Earth; Майк Кэхилл, США, 2011. • Норвежский лес / Noruwei no mori; Чан Ань Хунг, Япония, 2010.

3.3 — Принятие себя и своей судьбы после травмы, ограничившей возможности. проблемы социальной адаптации • Эта жизнь для тебя / Die Zeit, die man Leben nennt Шарон фон Витерсхайм, Германия, Австрия, 2008. • 1 1 / Неприкасаемые/ Intouchables; реж. Оливье Накаш, Эрик Толедано, Франция, 2011. • Бен Икс / BenX; Ник Бальтазар, Нидерланды- Бельгия, 2007. • Внутри себя я танцую / Inside I’m Dancing; Дэмиэн О’Доннелл, Франция- Великобритания- Ирландия, 2004. • Ключи от дома / Le Chiavi di casa; Джанни Амелио, Италия, Германия, Франция, 2004 • Марта, Марси Мэй, Марлен / Martha Marcy May Marlene; реж.Шон Дуркин, США, 2011. • Море внутри / Mar adentro; Алехандро Аменабар Испания, Франция, Италия 2004 • Скафандр и бабочка / Le scaphandre et le papillon; Джулиан Шнабель, США-Франция 2007. • Эта жизнь для тебя / Die Zeit, die man Leben nennt: Шарон фон Витерсхайм, Германия, Австрия, 2008. • Я Сэм / I am Sam, Джесси Нельсон, 2001. • Заклинатель лошадей (1998)

4.1 — Тоталитарные секты • Плетеный человек / The Wicker; реж. Нил ЛаБут Man, США, 2006. • Мастер / The Master Пол Томас; Андерсон, США, 2012. • Марта, Марси, Мэй, Марлен / Martha Marcy May Marlene; реж. Шон Дуркин, США, 2011.

4.2 — Фильмы, демонстрирующие возможность преодоления, совладания, самопомощи, т.е. — личностный рост персонажей • 2 дня; сценарист и реж. — Авдотья Смирнова, Россия, 2011. • Все путем / Everything must go; Дэн Раш, США, 2010. • Герой / Hero, Стивен Фрирз, США,1992. • Грязная любовь / Dirty Filthy Love, Эдриан Шерголд, Великобритания, 2004. • Изгой / Cast Away; Роберт Земекис, США, 2000. • На острой грани / Running with Scissors; реж. Райан Мерфи по роману Огюстена Берроуза, США, 2006. • Прерванная жизнь / Girl, Interrupted, Джеймс Мэнголд, США, 1999. • Случайный турист / Турист поневоле / The Accidental Tourist Лоуренс Каздан (Lawrence Kasdan), США, 1988. • Телохранитель / London Boulevard (Уильям Монахэн / William Monahan), США, Великобритания, 2010. • Тэмпл Грандин / Temple Grandin Мик Джексон, США, 2010. • Это очень забавная история / It’s Kind of a Funny Story; Анна Боден, Райан Флек, США, 2010. • Я киборг, но это нормально; Пак Чхан-ук, Южная Корея, 2006.

5 — Фильмы, демонстрирующие закономерности роста и развития личности, проблемы взросления, социализации, проблемы образования • Аквариум / Fish Tank Реж.Андреа Арнольд, Великобритания, Нидерланды, 2009. • Анита: Дневник девушки-подростка / Anita — ur en tonarsflickas dagbok; Торгни Вискман, Швеция, Франция, 1973. • Большая маленькая я / L’âge de raison; реж. и сцен. Ян Самюэль, Франция, 2010. • Вас не догонят / Lost and Delirium; Леа Пул, Канада, 2001. • Все умрут, а я останусь; Валерия Гай-Германика, 2008. • Жизнь за гранью / After.Life; реж.Агнешка Войтович-Восло США, 2009. • Затравленная / Hounddog; Дебора Кампмейер, США, 2007. • Класс / Klass; Ильмар Рааг, Эстония, 2007. • Королевство полной луны / Moonrise Kingdom; реж.Уэс Андерсон, США, 2012. • Красивая и сумасшедшая (Сумасшедшая красавица) / Luan qing chun; реж. Чи Й. Ли, Тайвань, 2008. • Крыша; Борис Грачевский, Россия, 2009. • Лицом к лицу / Ansikte mot ansikte; реж. Ингмар Бергман, Швеция, Италия; 1976. • Мир от Гарпа / The World According to Garp; Джордж Рой Хилл, США, 1982. • Моя маленькая принцесса / My Little Princess; реж.Ева Ионеско, Франция, 2011. • Обезьянки / Apflickorna; реж. Лиза Ашан, Швеция, 2011. • Общество мертвых поэтов / Dead Poets Society; Питер Уир, США, 1989. • Отрыв / Taking Off реж.Милош Форман, 1971, США. • Переходный возраст / How to Be; Оливер Ирвинг, Великобритания, 2008. • Полисс / Polisse; реж. Майвенн Ле Беско, Франция, 2011. • Призрачный мир / Ghost World; Терри Цвигофф, США-Германия- Великобритания, 2001. • Ржунимагу / LOL(Laughing Out Loud); Лиза Алессандрин, Франция, 2008. • Руби Спаркс / Ruby Sparks; реж.Джонатан Дэйтон, Валери Фэрис, США, 2012. • Русское; Александр Велединский, сценарий: Александр Велединский, Эдуард Лимонов, Россия, 2004. • Стюарт: Прошлая жизнь / Stuart: A Life Backwards; реж. Дэвид Эттвуд Великобритания, 2007. • Учитель на замену / Detachment; реж. Тони Кэй США, 2011.

5.1 — Проблемы самоидентификации, психосексуального развития • Вас не догонят / Lost and Delirium; Леа Пул, Канада, 2001. • Водяные лилии /Naissance des pieuvres; Селин Скьямма, франция, 2007. • Дневник Карлоты / El diario de Carlota реж. Хосе Мануэль Карраско, Испания, 2010. • Дневник лесбиянки / Eloïse, реж.Хесус Гарай, Испания, 2009. • Сорванец / Tomboy; Селин Скьямма, франция, 2011.

5.2 — Травля, детская жестокость • Жестокий ручей (Злая речка, Бухта мести) / Mean Creek; реж.Джейкоб Аарон Эстес, США, 2004. • Садист / Bully; реж.Ларри Кларк, США, Франция, 2001. • Суки / Perras; реж. Гильермо Риос, Мексика, 2011. • Кибер-террор / Cyberbully реж. Чарльз Бинами, Канада, 2011

5.3 — Формирование девиантного поведения • Четыреста ударов / Les Quatre Cent Coups; ФрансуаТрюффо, Франция, 1959. • Я; Игорь Волошин, Россия, 2009.

6 — Фильмы где демонстрируемые образцы психопатологии персонажей могут служить иллюстрациями к курсу патопсихологии или психиатрии • Агнозия / Agnosia; Реж. Эудженио Мира, Испания, 2010. • Будучи там / Being There; реж. Хэл Эшби, США, 1979.6,7Глюки / Bug; реж. Уильям Фридкин, США, 2006. • Вечерний экспресс «Сансет Лимитед» / The Sunset Limited, реж. Томми Ли Джонс, США, 2010. • Девушка на мосту / La fille sur le pont, реж. Патрис Леконт, Франция, 1999. • Змеиная яма / The Snake Pit; Реж. Анатоль Литвак, США, 1948. • Изнутри / On the Inside; Режиссёр и сценарист Д.В. Браун, США, 2011. • Котоко / Kotoko Режиссер: Синья Цукамото Япония 2011. • Лабиринты / Dédales; Реж.Рене Манзор, Франция, Бельгия, 2003. • Машинист / El Maquinista; Брэд Андерсон, Испания, 2004. • Мой парень – псих / Silver Linings Playbook; реж.Дэвид О. Расселл, США, 2012. • На острой грани / Running with Scissors; реж. Райан Мерфи по роману Огюстена Берроуза, США, 2006.


Алексей Владимирович Баранов 14 сен 16, 10:57
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Осознание

Осознание

Сквозь наш мозг ежедневно протекает громадное количество информации. Об окружающей среде, о людях, о нас самих. И лишь малая часть этого потока фиксируется нами. Можно привести очень простой пример – наше передвижение по хорошо знакомому маршруту. Мы идем, думаем о чем-то своем, но при этом ноги двигают нас туда, куда нужно. Бывают, правда, сбои, но тогда мы выходим из «автопилота» (причем довольно быстро) и корректируем маршрут.

«Автопилот» - бессознательное, это тот поток информации, протекающий через нас, который не фиксируется, не замечается нами. Сознание – это особая функция нашей психики, которая позволяет замечать его.

Я затрудняюсь дать четкое определение такому термину, как «сознание». Собственно говоря, психология и философия тоже дружно затрудняются. Однако можно выделить в этом странном и сложном психическом процессе, осуществляющемся в первую очередь в лобных долях нашего мозга, три составляющие:

А) Способность к контролю над психическими процессами.

Б) Способность к целенаправленному преобразованию психических процессов.

В) Способность к непосредственному переживанию психических процессов.

Т.е. когда я что-то осознаю, то я это делаю доступным контролю и изменению. Если выпадает что-либо из этого – мы не можем сказать, что осознаем происходящее с нами или с другими людьми. Если мы все «осознаем», но ничего сделать не можем – ни изменить, ни принять ситуацию как есть – то осознания явно маловато.

Осознание – это перевод потока информации из бессознательного уровня на сознательный. Однако не всего потока, а лишь малой его части, со всем потоком наши лобные доли мозга просто не справятся. Это расширение поля зрения человека, попадание в его фокус дополнительных фрагментов реальности. Отсюда и «как же я раньше-то этого не замечал!»… В общем, осознать – это получить доступ к ранее недоступным переживаниям (потребностям, мотивам, целям…) и суметь целенаправленно (а не автоматически) отреагировать на них, взяв ситуацию под контроль. Хочу отметить, что «взять под контроль» в данном случае – это не захватить власть, а стать способным принимать решения, адекватные ситуации.

Расширение поля зрения происходит чаще всего в виде озарения-инсайта, когда разрозненные фрагменты мозаики вдруг сходятся в явно видимый рисунок. Инсайту всегда предшествует длительная и часто изнурительная работа, осознанию требуется подготовка. Если от одной-двух фраз собеседника у нас вдруг «паззл сходится», то это не от особой гениальности собеседника (хотя и такое может быть), а от того, что мы уже проделали немалый путь к тому, чтобы вывести что-то на уровень сознания. Еще месяц-другой назад эти фразы остались бы без внимания.

Осознание – процесс не интеллектуальный, он является промежуточной точкой между сознанием и бессознательным. Осознание не поддается контролю, нельзя себе запрограммировать пару-тройку озарений за отчетный час. Однако осознанное перестает быть автоматическим. Простой эксперимент: осознайте ваше дыхание. И оно перестанет быть автоматическим. А вот осознать сердцебиение невозможно – можно только чувствовать, как сердце бьется, т.е. наблюдать за ним как за внешним объектом.

Нередко происходит подмена процесса осознания другими. Например, люди аналитического склада ума подменяют осознание пониманием, а осознавание – объяснением. Они ищут логические схемы, которые смогли бы объяснить им то, что происходит с ними, и тогда «все станет понятно». Правда, неизменно возникает проблема: «вроде все понял, а все равно ничего не меняется. Наверное, понял недостаточно». Понять что-то – это встроить новую информацию в привычную систему уже имеющихся знаний. Подлинное осознание как раз расшатывает привычное, а нередко - просто уничтожает его.

Люди более эмоциональные подменяют осознание потоком эмоций, своего рода «псевдоозарениями». Тогда идет беспрерывный поток «открытий», сопровождаемых бурей эмоций, но без каких-либо значимых перемен в реальной жизни. Тогда звучит «я так много осознал/а, столько открытий, но все равно ничего не получается!»

Что мешает нам осознавать что-либо легко и просто, по своему хотению, без длительной работы или помощи психолога/психотерапевта? На мой взгляд, это простое обстоятельство: психологическая боль существует только на уровне сознания. Физическая, кстати, тоже и именно поэтому эффект плацебо наиболее выражен в ситуациях с обезболивающими. Психика же устроена на максимальную адаптацию живого организма к окружающей среде. Хроническая боль явно не способствует этой задаче, и тогда психика на бессознательном уровне использует разного рода способы избегать деятельности, чувств и мыслей, способных вывести эту боль на уровень сознания. Точно так же, как мы избегаем того, что может причинить нам физические страдания.

Проблема только в том, что избегающее поведение способствует выживанию при соблюдении двух условий:

А) Внешняя ситуация, вызвавшая к жизни избегающее поведение, остается неизменной.

Б) Счастье, удовлетворенность жизнью и развитие не являются жизненной целью.

Если эти условия не соблюдаются – система идет вразнос. И тогда либо осознаешь свои стратегии, потерявшие актуальность и препятствующие радости, и прикасаешься к заблокированным переживаниям, либо начинаешь саморазрушаться.

Подведу итог. Если мы вроде «все понимаем», но ничего сделать не можем – какой-то серьезный пласт переживаний от нас скрыт и у нас только иллюзия того, что мы все осознаем. Все фрагменты паззла сходятся вместе только тогда, когда мы в той или иной ситуации обретаем возможность опираться на собственные переживания (потребности, чувства) и принимать решения, адекватные внешней ситуации, которые привносят изменения – или в переживания, или в ситуацию. Это и есть осознанная жизнь.

Илья Латыпов


Алексей Владимирович Баранов 2 июн 16, 00:39
0 0
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0
Показаны все статьи: 5

Последние комментарии

нет комментариев

Поиск по энциклопедии